Украина: добыча торфа под угрозой остановки

Добыча торфа в Украине под угрозой остановки. Положение Земельного кодекса об особо ценных землях, в число которых включили торфяники, грозит похоронить едва оправившуюся от потрясений 1990 годов отрасль.

По разным оценкам, в Украине открыто 1500 месторождений торфа с общими запасами 1,8 млрд. т. Примерно половину этого объема можно добыть и использовать – в качестве топлива и удобрения. В общем балансе используемых энергоносителей страны на долю торфа приходится едва ли 1%. Для сравнения: в Финляндии доля торфа в энергобалансе – около 20%. Рекордсменом по использованию этого топлива является Волынская область – 5% потребляемых в регионе энергоносителей. Здесь находится около четверти всех запасов торфа в стране. Чуть более 20% – в соседней Ровенской области. Значительными запасами располагают Житомирская, Киевская, Черниговская и Сумская области. Именно болотистые низины Полесья традиционно являются основным поставщиком торфа.

Торф – продукт неполного биохимического распада преимущественно болотных растений и является первым элементом в цепочке “торф – бурый уголь – каменный уголь – антрацит”. Особенностью залегания является небольшая глубина – от полуметра до нескольких метров в условиях избыточной влажности. Подготовка торфовых полей к эксплуатации предусматривает предварительное сооружение каналов для отвода воды. Но и поднятый тракторами торф требует дополнительного извлечения влаги на торфозаводах. Торф – это ценное удобрение, используемое в сельхозпроизводстве, и топливо. Себестоимость топлива несколько выше стоимости удобрения из-за затрат на дополнительную просушку. При этом торфобрикеты значительно дешевле угля. В зависимости от региона 1 т торфобрикета или полубрикета стоит от 400 до 480 грн., а 1 т угля – около 1500 грн. Теплотворная способность торфа существенно ниже в сравнении с углем. Но преимуществом торфа является низкое содержание вредных для окружающей среды элементов в дыму, а также низкая зольность. При этом сама зола – ценное удобрение.

В Советском Союзе государство стимулировало сельхозпроизводителей дотациями покупать торф для удобрения полей, активно использовались торфобрикеты как бытовое топливо, а также для сжигания в небольших котельнях негазифицированных поселков и сел. Серьезный удар по отрасли нанесла авария на Чернобыльской АЭС, которая находится в непосредственной близости от крупных месторождений торфа. “Тогда возникли опасения, что радиоактивные изотопы загрязнили торфяники. Были остановлены предприятия, в частности, в Ривненской области. Клесовский завод не существует уже и физически – его разобрали”, – говорит директор госпредприятия “Ривнеторф” Ирина Тимощук.

Теперь из трех действовавших заводов на Ривненщине остался только один, который производит чуть меньше 70 тыс. т топливных полубрикетов в год. На Черниговщине – третьей по объему запасов, работают два завода с объемом годового производства около 30 тыс. т брикетов. Но если в Ривненской области в рамках региональной программы поддержки отрасли переводились на торф коммунальные котельные в райцентрах, то на Черниговщине производители экологически чистого топлива вынуждены выживать. Действовать приходится в условиях прессинга поставщиков угля. “Фактически нас вытеснили с местного рынка бытового топлива. Если бы областная администрация была заинтересована в развитии отрасли, мы могли бы занять уже сейчас около 50% рынка”, – считает и. о. директора госпредприятия “Черниговторф” Михаил Гетьман. Ситуация в области развивается вопреки здравому смыслу: посредники завозят для бюджетных предприятий уголь, нередко смешанный с породой, а торф, который дешевле в три раза и находится под боком, везут для реализации в другие регионы.

По словам заместителя главы Черниговской обладминистрации Виктора Геращенко, областные власти намерены поддерживать инициативы по переводу котелен на сжигание торфа. До сих пор, констатирует замглавы ОДА, только две котельные в области были переведены на торф и отходы деревообработки. В. Геращенко отметил, что обе эти котельные – коммунальные предприятия. Между тем “Черниговторф” не в состоянии заработать на покупку новой техники. “Главная наша проблема – найти деньги на покупку техники. На одном нашем заводе – Смолинском – работники месяцами не видели зарплаты. Поэтому сегодня у нас четыре вакансии трактористов, без которых невозможна полноценная заготовка сырья”, – отметил М. Гетьман. По его словам, компания из Киева, которую он отказался назвать, выразила готовность вкладывать деньги в предприятие. “Они берут на себя сбыт нашей продукции в других регионах и покупку техники”, – добавил и. о. директора “Черниговторфа”.

По словам И. Тимощук, главной проблемой ее предприятия является недостаток инвестиций для освоения новых торфяных полей. “Это достаточно масштабная работа, требующая значительных средств”, – отметила она. Ее обнадеживает активность уполномоченных представителей областной госадминистрации, которые выступают в роли посредников между производителями торфа и потенциальными инвесторами. “Сейчас на завершающей стадии договор с одной частной компанией, которая готова вкладывать средства в наше предприятие, но пока документ не подписан, называть партнеров не буду”, – сказала И. Тимощук.

Президент Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Украины (АТЭУ) Виталий Давий отмечает, что частные инвесторы не спешат вкладывать в производство и добычу торфа. “Первая причина – отсутствие гарантий, что не отберут арендованное или купленное месторождение, вторая – противодействие реализации проектов строительства котелен на торфе со стороны газовиков и угольщиков. Проблемы угольщиков решить за счет добытчиков торфа невозможно, хотя во многих регионах наблюдается жесткая конкуренция за потребителя”, – отметил В. Давий. Эксперт прогнозирует, что в ближайшие годы при отсутствии госпрограммы развития торфяной отрасли она будет развиваться преимущественно как производитель грунтовых смесей для сельского хозяйства.

Между тем есть в торфяной отрасли и позитивные примеры. По словам директора ГП “Волыньторф” Ивана Киричика, предприятие работает прибыльно: “Мы зарабатываем на себя, обновляем технику. Из 120 тыс. т производимого нами торфобрикета 25% отправляем на экспорт, также значительные объемы поставляем в другие области нашей страны”. Залогом успешной работы “Волыньторфа” стала региональная программа поддержки отрасли, действие которой завершилось в 2010 г. Тогда большинство бюджетных учреждений области – больницы, школы, дома культуры были переведены на торфяное отопление. У волынян главная проблема – угроза исчерпания запасов на лицензированных месторождениях и отсутствие разрешения на эксплуатацию новых. “Статья 15 Земельного кодекса определяет земли с глубиной залегания, в том числе и торфа, более 1 м как особо ценные. И получить разрешения на добычу теперь невозможно. Что-то изменить можно только при наличии политической воли. Иначе через 2-3 года мы будем вынуждены прекратить добычу и производство из-за исчерпания запасов”, – отметил И. Киричик.

Бывший руководитель Ривненской госадминистрации Виктор Матчук отмечает угрозу коллапса торфодобывающей отрасли. “С одной стороны – заблокировано расширение ресурсной базы Земельным кодексом, с другой – законодательство защищает предприятия торфяной отрасли от банкротства. Поэтому изменения станут возможны после того, как над отраслевыми интересами угольщиков и газовиков возобладает государственный подход, и правительство даст возможность добывать стратегический для севера Украины энергоноситель”, – добавил В. Матчук. (МинПром/Энергетика Украины, СНГ, мира)

 


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ