Мир: потепление – технологические риски, которые способны повлиять на экономику бизнес-проектов в альтернативной энергетике

17 ноября в Бонне заканчивается 23 Конференция ООН по изменению климата (COP23), которая посвящена одной из самых обсуждаемых проблем человечества – снижению выбросов парниковых газов для сохранения экосистемы планеты и борьбы с глобальным потеплением. Mind подводит итоги этого важного события и объясняет технологические риски, которые способны повлиять на экономику бизнес-проектов в альтернативной энергетике.

Опубликованный 13 ноября отчет Global Carbon Project свидетельствует о рекордных выбросах парниковых газов в 2017 г. Скорее всего, в следующем году этот негативный рекорд будет снова побит. Поэтому активная климатическая политика стала общемировой тенденцией, и она находит отражение в работе украинского Кабмина.

На этой неделе конференцию COP23 в Бонне посетила делегация Украины во главе с министром экологии и природных ресурсов Остапом Семераком. Здесь он, среди прочего, вместе с бывшим еврокомиссаром по вопросам климата Конни Хедегаард, провел заседание Climate Action Group Энергетического сообщества (оно планирует включать климатическую составляющую в развитие национальных энергопрограмм).

Какова украинская климатическая политика на практике? По словам Остапа Семерака, для борьбы с глобальным потеплением была принята Концепция реализации государственной политики в сфере изменения климата на период до 2030 года (это первый в Украине комплексный национальный регуляторный акт по данной проблеме, сейчас он ждет утверждения Кабмином), разработаны Стратегия низкоуглеродного развития Украины до 2050 года и закон “Об озоноразрушающих веществах и фторированных парниковых газах”. Также при поддержке международных партнеров идет создание национальной системы мониторинга, отчетности и верификации выбросов парниковых газов, чтобы в перспективе был сформирован национальный углеродный рынок.

На что готовы другие страны? Важным итогом COP23 стало создание рядом стран и регионов Альянса, целью которого является прекращение использования угля к 2030 году. Такие обязательства взяли на себя более 15 подписантов. Из них самая значительная доля угля в генерации на территории Евросоюза на сегодняшний день у Нидерландов (37%), Португалии (29%) и Дании (24%).

К следующей климатической конференции, которая состоится в 2018 году в польском Катовице, Альянс планирует собрать 50 подписей. Но уже очевидно, что в списке не будет таких крупнейших потребителей угля в мире, как Китай, США, Германия и Россия.

Уголь в национальных экономиках этих государств играет весомую роль, поэтому они неохотно идут на сокращение его использования и замену альтернативными энергоресурсами в обозримом будущем. А в случае с Россией сейчас добавился также довод о международных санкциях, которые наложили ограничения на возможности для международного сотрудничества и привлечения зарубежных инвестиций в страну. Инициаторы Альянса относятся к этому с пониманием и признают, что не все страны могут полностью отказаться от угля в столь сжатые сроки. Но они будут работать с предприятиями, гражданским обществом и правительствами, предлагая техническую и практическую помощь для ускорения отказа от угля.

Чем заменить уголь? Успеху такой инициативы может способствовать снижение стоимости производства электроэнергии из альтернативных источников, которое постоянно происходит в последние годы благодаря развитию технологий.

В начале ноября инвестиционный банк Lazard опубликовал свой новый, уже 11-й доклад “Приведенная стоимость энергии”. В нем говорится о постоянном уменьшении стоимости генерации из возобновляемых источников энергии (ВИЭ), в первую очередь – на ветровых и крупных (utility scale) фотоэлектрических солнечных электростанциях. В сравнении с прошлогодним исследованием Lazard, приведенная стоимость мегаватт-часа снизилась на 6% (до $45 и $50 соответственно).

В докладе рассматривается несколько сценариев, в которых полные удельные расходы жизненного цикла проектов ВИЭ упали ниже операционных затрат традиционных технологий, таких как угольная и атомная генерация. И это, как прогнозируют авторы исследования, приведет к “продолжительному и масштабному внедрению альтернативных энергетических мощностей”.

В своих расчетах Lazard использует американские данные. Но в докладе подчеркивается, что “возрастающее экономическое преимущество возобновляемых источников энергии в США имеет глобальные последствия”. Потому что в США традиционные энерготехнологии дешевле в эксплуатации, чем в других развитых странах. “Учитывая более высокие издержки в угольной и атомной генерации в других странах, экономика альтернативных источников энергии выглядит еще более привлекательной”, – отмечают аналитики компании.

Как сохранить “новую энергию”? Одновременно расчеты Lazard позволяют сделать вывод о том, что чистая энергетика становится и жертвой собственного успеха. В отличие от стоимости электричества, выработанного из ВИЭ, технологии его хранения остаются довольно дорогими. Это тормозит развитие отрасли и рискует уничтожить преимущество низкой цены ВИЭ, практически в пять раз повышая ее стоимость.

Хотя не всем разновидностям ВИЭ нужно хранение, важность его организации возрастает вместе с распространением чистой энергетики, создавая колебания в снабжении потребителей, в зависимости от силы ветра и солнца.

Анализ Lazard показывает, что стоимость сохраненной энергии может достигать $250 за мегаватт-час. Однако постепенно цены на технологии хранения ВИЭ, от аккумуляторов до резервуаров с водой, также будут снижаться благодаря инженерным решениям и экономическим изменениям. Например, литий-ионные батареи будут падать в цене примерно на 8,5% в год в течение ближайших пяти лет.

Чем рискует планета? Развитие технологий может таить в себе и большие риски. На практике, как предупреждает в New Yorker обладательница Пулитцеровской премии Элизабет Колберт, поиск новых технологий может стать не только спасительной страховкой для целой планеты, но и источником опасности.

Пока поиск новых решений идет, планета продолжает нагреваться: сейчас ее средняя температура на 1°С выше, чем была в середине XVIII века, когда стал понятен состав углекислого газа. Последствия этого заметны все сильнее: воздух в атмосфере становится горячее, ливни обильнее, засухи суше, лесные пожары чаще. Уровень Мирового океана поднимается, и этот процесс идет все быстрее. При этом климатическая система обладает большой инерцией и отстает от темпов загрязнения воздуха, то есть сейчас нам видны не все результаты нынешней концентрации СО2 в атмосфере.

Существующие модели показывают, что, даже если сейчас прекратить выбросы углекислого газа, планета продолжит нагреваться и прибавит еще порядка 0,5°С. Прекращения, разумеется, не происходит: каждые десять дней человечество производит миллиард т диоксида углерода.

Пороги, установленные Парижским соглашением по климату в 2015 году (страны договорились не допустить потепления выше 1,5-2°С по сравнению с доиндустриальным уровнем), почти наверняка вскоре будут преодолены. “Сколько времени планета сможет нагреваться, прежде чем страшное станет неизбежным, никто точно не знает”, – отмечает Колберт. (Светлана Долинчук, Mind, Reform.energy/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий