Украина: ликвидировать НАК “Нафтогаз Украины” и не продавать ГТС – популизм или здравый смысл?

Юлия Тимошенко обещает, став президентом, сразу ликвидировать “Нафтогаз” как ненужного посредника и не в коем случае не продавать ГТС. Сколько в этих заявлениях популизма, а сколько – здравого смысла?

Юлия Тимошенко заявила о намерении после своей победы на президентских выборах ликвидировать НАК “Нафтогаз Украины”. “Через полгода первое, что мы сделаем, – ликвидируем НАК “Нафтогаз” как ненужного посредника. А также, если НАК “Нафтогаз” создаст другие посреднические структуры, а он сейчас планирует это сделать для продажи природного газа украинцам… Все это будет ликвидировано”, – заявила лидер “Батькивщины”.

Также, по ее словам, “после прихода новой власти” рынок газа демонополизируют, что, по мнению Тимошенко, позволит снизить цены на газ для украинцев минимум вдвое – ведь природный газ будут иметь возможность завозить “все, кто захочет”. При этом для обеспечения страны за рубежом будет закупаться и завозиться через порты Одессы и Николаева сжиженный газ. “[Поставлять газ сможет] не только коррумпированное руководство “Нафтогаза”, которое под патронатом Порошенко через подставные компании втрое дороже везет в Украину якобы европейский, а на самом деле российский газ”, – обещает Тимошенко.

Впрочем, по программе Юлии Владимировны завозить в страну природный газ доведется недолго. “Первое, что мы будем делать, – это развернем стремительную добычу природного газа после президентских выборов, полностью обеспечим себя нашим украинским природным газом и будем частично наполнять нашу ГТС и экспортировать газ в Европу, – сказала политик. – Газ украинской добычи мы отдадим людям для потребления, а для промышленности, для бизнеса рынок газа будет демонополизирован”.

Стоит отметить, что Юлия Тимошенко – очень последовательный в преследовании “Нафтогаза” политик. О том, что в НАК “Нафтогаз України” расцвела “беспрецедентная коррупция”, что именно эта компания виновата в повышении тарифов на газ для населения, а вырученные деньги раскрадываются, что “Нафтогаз” давно пора ликвидировать, “высвободив” действительно нужные экономике компании по добыче и транспортировке газа – “Укргазвидобування” и “Укртрансгаз”.

Особенность выпадов Юлии Тимошенко в отношении “Нафтогаза” в том, что вполне здравые рассуждения она тщательно перемешивает с лютым популизмом. В самом деле, претензий к “Нафтогазу” великое множество, и с необходимостью реформировать НАК, разделить его на несколько структур, никто не спорит. Более того, программа реформирования уже прописана. Впереди т.н. анбандлинг компании – выделение в “Укртрансгазе”, подчиненном “Нафтогазу”, филиала по управлению ГТС. Это предусмотрено договоренностями с ЕС и законом “О рынке природного газа”.

Однако анбандлинг “Нафтогаза”, как это признают в Еврокомиссии, возможен только после 1 января 2020 г., то есть после того, как будут выполнены текущие обязательства по транзитному контракту с “Газпромом”. После этого “Укргазвидобуванне” и “Укртрансгаз” отделятся, а “Нафтогазу” останется только роль трейдера, причем одного из многих на рынке.

Политика вокруг “трубы”

Если в 2019 г. “Нафтогаз” вдруг исчезнет стараниями Юлии Владимировны, руководство российского газового гиганта устроит грандиозный корпоратив. Потому что интересы Украины в европейских судах защищать больше будет некому. Об этом заявил главный коммерческий директор “Нафтогаза” Юрий Витренко: “Ликвидация “Нафтогаза” позволит “Газпрому” не платить “Нафтогазу” $2,6 млрд. с процентами по уже проигранному “Газпромом” транзитному делу, а также избежать риска проиграть “Нафтогазу” и в новом арбитражном деле, где наши дополнительные требования уже превышают $12 млрд.”.

Тимошенко пришлось оправдываться, что под ликвидацией НАК она имела в виду совсем другое. “Как только я сказала, что “Нафтогаз” должен быть ликвидирован как посредник на рынке природного газа, сразу в Администрации президента были написаны темники якобы я выполняю российскую программу: ликвидировать НАК “Нафтогаз” и лишить возможности получить деньги, которые задолжала страна-агрессор. “Нафтогаз” как юридическое лицо, а не как посредник на рынке газа, будет действовать до тех пор, пока Россия не выплатит последнюю копейку, которую задолжала”, – уточнила нардеп свою позицию.

Еще один вопрос, сильно возбуждающий Юлию Владимировну, – инициатива “Нафтогаза” о продаже 49%-й доли ГТС Украины иностранному (судя по всему – американскому) инвестору. Лидер “Батькивщины” назвала такую идею “аферой века”: “Чтобы построить такую же газотранспортную систему, нужно потратить $300 млрд. Они собираются забрать практически половину собственности ГТС в 20 раз дешевле. Примерно то, что они оценивают в $7 млрд.”.

В 2012 г. Юлия Владимировна оценивала украинскую ГТС в $200 млрд. Однако ее оценки сильно не совпадают с международными. Компания Ernst&Young оценила стоимость основных средств “Укртрансгаза” в 327,921 млрд. грн. – это $11,5 млрд. А компания PricewaterhouseCoopers (PwC), работавшая по заказу НАК, дала оценку украинской ГТС в $14 млрд.

Конечно, хотелось бы оценить отечественную ГТС куда дороже – что и делает Тимошенко, “накачивая” себе голоса избирателей. Но горькая правда в том, что из-за хронического недофинансирования, по оценкам экспертов, изношенность ГТС составляет порядка 90% и в 2019 г. из-за этого может даже прекратиться перекачка газа. Поэтому инвестору придется взвалить на себя хлопоты и расходы по модернизации всей инфраструктуры.

Ну и, наконец, инвестор, который решится купить 49% ГТС за $7 млрд., обязан будет обеспечить наполняемость “трубы” – то есть сохранится денежный поток, а Украина не потеряет своей важности для Европы в качестве страны – транзитера энергоносителей. Тут, конечно, возникает вопрос: есть ли другие сценарии использования “трубы”? Можно ли использовать ГТС Украины в какой-то другой роли – например, для создания регионального газового хаба? Эксперты “ДС” считают, что скорее всего так и придется поступить – вряд ли для 49% ГТС отыщется реальный инвестор.

“Есть сомнения, что 49% ГТС могут кого-либо заинтересовать. Для любого инвестора интересен контрольный пакет, то есть 51%. Это принципиальный вопрос, покупать 49% и не контролировать бизнес-процессы никому не интересно. Но по загрузке трубы единственная возможность – увеличивать собственную добычу и за счет украинского газа загружать газотранспортную систему, – считает директор ExPro Consulting Геннадий Кобаль. – Быстрыми темпами (как обещает Тимошенко), к сожалению, нарастить собственную добычу газа не получится: нужны инвестиции. Но все движется в правильном направлении, добыча потихоньку растет. Ситуация в отрасли сейчас очень хорошая, цены на газ высокие, газодобывающий бизнес украинских компаний развивается. Частные компании наращивают добычу быстрыми темпами, в прошлом месяце было уже 10% прироста”.

При этом, по мнению эксперта, закупка сжиженного газа за рубежом с транспортировкой через порты Одессы и Николаева – “это глупости”. Для Украины куда более актуальным был бы импорт газа с территории Румынии, которая уже в ближайшие два-три года может стать нетто-экспортером газа.

“Уже построен газопровод TANAP, и скоро мы увидим избыток газа на Балканах – в Болгарии, Румынии. И нам туда надо смотреть. Плюс развивать добычу газа на украинском шельфе и на суше. Этого было бы вполне достаточно для потребностей Украины, – говорит Геннадий Кобаль. – Конечно, если мы говорим о замещении российского транзита, то тут все сложнее, хорошо, если мы сохраним хотя бы половину этого объема. Но мы его сохраним, потому что для строительства и запуска обходных газопроводов России нужно время. Так что у Украины еще есть несколько лет в запасе, чтобы перестроиться. И вряд ли Россия сможет полностью отказаться от украинского транзита, хотя здесь нужно ожидать сильного сокращения”.

Также можно вспомнить, что один из рабочих вариантов консорциума НАК с иностранными инвесторами предусматривал только управление ГТС, не затрагивая политически чувствительный вопрос собственности.

“Мне не известен ни один потенциальный инвестор, в том числе американский, который готов придти в ГТС Украины на правах совладельца, то есть купить эти 49%. И думаю, что реально такого инвестора нет, – говорит президент центра глобалистики “Стратегия XXI” Михаил Гончар. – Желающие придти поуправлять – есть. Но большинство из них, образно говоря, готовы “помочь нам съесть наш бутерброд”. Они не готовы инвестировать, хотят просто “поделиться опытом управления”. Так мы и сами его имеем, и это очень серьезный опыт”.

Как считает эксперт, “нервная реакция” Тимошенко связана с желанием самой распоряжаться активами в газовом секторе. Однако у нее в прошлом уже была возможность провести радикальную реформу газового сектора – и ничего подобного на ликвидацию “Нафтогаза” она не сделала.

“Что касается газового хаба на западе Украины, то он сам по себе не появится. Да, у нас есть технические предпосылки для того, чтобы такой хаб возник. Но пока нет всех остальных – финансовых, биржевых и так далее. А главное – хаб возникает там, где перекрещиваются несколько газовых потоков, – объясняет Михаил Гончар. – У нас пока этого нет. Хаб может появиться, когда полякам удастся реализовать проект балтийской трубы для норвежского газа в Польшу и Восточную Европу. Тогда появится альтернативный газовый поток, и потенциал наших газовых хранилищ будет востребован. Но это будет происходить в условиях конкуренции с теми же поляками, словаками – все они хотят сделать собственный газовый хаб. У нас есть некие технические преимущества, но они – совсем не гарантия того, что в условиях конкуренции аналогичных проектов нашу ГТС удастся сильно капитализировать”. (Денис Лавникевич, Деловая столица/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий