Украина: Кабинет министров рискует не выполнить собственный план по росту газодобычи

Правительство Украины поставило цель выйти к 2020 г. на уровень собственной добычи газа в объеме 27,6 млрд. куб. м, что должно полностью обеспечить страну этим видом топлива. В былые времена украинская газодобыча показывала даже большие результаты, однако в последние годы она стагнировала, а то и падала. “Апостроф” разбирался, насколько реалистичны планы Кабмина.

Украинские власти поставили перед собой амбициозную цель существенно нарастить добычу газа с тем, чтобы уже в 2020 г. полностью отказаться от его импорта. “Основная цель – достижение к 2020 г. добычи украинского газа в количестве, которое бы обеспечило потребности экономики и населения”, – заявил еще в октябре прошлого года вице-премьер Владимир Кистион. По его словам, для этого необходимо, чтобы уровень газодобычи в стране составлял не менее 27 млрд. куб. м в год.

К концу 2016 г. эта цель конкретизировалась в цифры, нашедшие отражение в концепции развития газодобывающей отрасли Украины до 2020 г., которую утвердили на заседании Кабинета министров 28 декабря. Согласно документу, в 2020 г. добыча газа должна составить 27,6 млрд. куб. м. Наращивание добычи будет идти постепенно: на 2017 г. запланирован ее объем на уровне 20,3 млрд. куб. м, в 2018 г. – 22,5 млрд. куб. м, в 2019 г. – 25,2 млрд. куб. м.

Если рекорд газодобычи, достигнутый в Украине в 1975 г. – 68,7 млрд. куб. м – выглядит просто фантастически, то уровень 1990 г. в 28,1 млрд. куб. м не кажется совсем уж недостижимым.

В последние годы газодобыча в Украине планомерно снижалась. Если в 2013 г. она составляла 20,4 млрд. куб. м, то в 2014 г. – уже 19,7 млрд. куб. м, а в 2015 г. – 19,2 млрд. куб. м. Однако в 2016 г. добыча снова выросла и почти достигла уровня “предвоенного” 2013 г. По данным Министерства энергетики и угольной промышленности, в Украине в минувшем году было добыто 19,9 млрд. куб. м газа. При этом НАК “Нафтогаз Украины” приводит несколько иные цифры – 20,1 млрд. куб. м.

Стимулы роста

Долгое время рост внутренней добычи газа в Украине сдерживался (не говоря уже о падении) тем, что его цены были существенно ниже импортных. К тому же на законодательном уровне экспорт добываемого в стране газа был запрещен. В 2011 г. запрет сняли, но экспорт по-прежнему не осуществляется, так как ежегодно Кабмин устанавливает на него квоты, которые, в том числе и на текущий год, составляют 0%. Что касается цен, то с 1 мая 2016 г. правительство ввело единый тариф на газ для потребителей в размере почти 6,9 тыс. грн./тыс. куб. м. Таким образом, стоимость газа была установлена на уровне 100% паритета с импортной ценой (с того времени цены на импортный газ выросли, а Кабмин пообещал Международному валютному фонду пересматривать предельные розничные цены на природный газ два раза в год). Это, в свою очередь, теоретически стало стимулом для компаний увеличить добычу.

Однако в условиях оскудения бюджета власти пошли на повышение ставок ренты за пользование недрами при добыче полезных ископаемых. В Налоговый кодекс были внесены изменения, вступившие в силу с 1 января 2015 г., согласно которым рента на добычу газа из залежей до 5 км повысилась с 28% до 55%, из залежей более 5 км – с 15% до 28%. Такой шаг вызвал большое неудовольствие газового лобби, которое со временем добилось снижения ставок: с 2016 г. они составляют соответственно 29% и 14%.

В конце прошлого года правительство попыталось еще больше снизить рентные ставки. В начале декабря 2016 г. в первом чтении были приняты изменения в Налоговый кодекс, согласно которым рента для природного газа, добытого из скважин, бурение которых началось после 1 января 2017 г., независимо от глубины предусматривалась на уровне 12% (кроме газа, добытого во исполнение договоров о совместной деятельности). Однако в окончательной версии из закона, принятого 20 декабря, эта норма была изъята. Таким образом, ставки ренты остались на прежнем уровне. Но в Кабмине не оставляют надежд на дальнейшее снижение ренты. В ходе “Часа правительства” в Раде 14 апреля премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что ставка должна быть снижена до 12% с 2018 г. “Нужно, наконец, с 2018 г. понизить ренту на добычу газа – ввести единую ренту на уровне 12%”, – сказал тогда он.

В связи с этим ведущий научный сотрудник Национального института стратегических исследований Геннадий Рябцев высказал удивление, почему ставки не были снижены уже в этом году. “Не понимаю, что вам мешало сделать это с января 2017 г.? И почему сейчас вы так уверены, что сопротивление названным изменениям исчезло? Потому ли это, что до января 2018 г. еще так далеко?” – написал он в Facebook.

Пути реализации

На сегодня открытым остается вопрос, сможет ли правительство довести уровень газодобычи до установленных им же самим показателей. Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич считает это нереалистичным. Кроме того, он удивлен, что правительство включило в план роста газодобычи не только государственные компании “Укргаздобыча” и “Укрнафта”, но и частные компании. “К чему этот план – неужели частные компании должны выполнять план Кабмина?” – сказал эксперт в комментарии “Апострофу”.

Что касается стимулов для роста добычи, то, по мнению Марунича, правительство уже использовало все имеющиеся в его распоряжении инструменты. “Они, на самом деле, что могли уже сделали. Они резко подняли тарифы (для населения) и обеспечили рекордную выручку компании “Укргаздобыча” в текущем году (другое дело, как “Укргаздобыча” справится с этим). Плюс – рентные платежи, которые возвращены к тем же ставкам, которые действовали до их резкого повышения. Я думаю, что дальнейшее снижение ренты вряд ли планируется по причине того, что бюджет испытывает серьезные проблемы”, – отметил он.

По его словам, добывающие компании, безусловно, заинтересованы в дальнейшем снижении ренты – вплоть до нуля или даже отрицательных ставок, но “это – отраслевой лоббизм”.

Президент Центра глобалистики “Стратегия XXI” Михаил Гончар, напротив, считает целесообразным снижение ставок ренты до 12-14%. Кроме того, по его мнению, властям не стоит пытаться обложить газодобывающую отрасль косвенными налогами. “В бюджете все больше дырок, денег все больше не хватает, и поэтому соблазн очень велик воспользоваться известным сценарием “обдирание” – если денег нет в бюджете, надо взять в газовом секторе, в газодобыче”, – сказал он в комментарии изданию.

Эксперт не уверен, что правительству удастся выполнить собственный план увеличения добычи газа. Вместе с тем, он считает, что сделать это вполне реально. “Необходимо сократить потребление. По прошлому году оно составило чуть более 33 млрд. куб. м. Это, конечно, большой прогресс по сравнению с тем, что еще пять лет тому назад было порядка 53 млрд. куб. м. Сокращение произошло, но не в силу того, что реализовался курс на энергосбережение и энергоэффективность, а в силу других причин, в частности, из-за необходимости сократить потребление и, соответственно, импорт газа из страны-агрессора, в том числе произошло сокращение промышленного производства. Поэтому на фоне уже имеющегося сокращения на 20 млрд. куб. м газа за последние несколько лет сократить еще порядка 6 млрд. куб. м с небольшим представляется возможным. То есть дойти до уровня где-то 27 млрд. кубов в год общего потребления. И тогда, если нарастить добычу с нынешнего уровня чуть более 20 млрд. куб. м до 27,6 млрд. куб. м, как предполагается, то, соответственно, мы выходим на сценарий “ноль импорта”, – сказал Гончар, добавив: “Но, если правительство все будет делать, как оно сейчас делает, то ничего этого не будет”.

В связи с этим возможен сценарий, по которому Украина и после 2020 г. продолжит импортировать газ. По словам Дмитрия Марунича, вопрос энергонезависимости довольно сложен. “Всегда возникает вопрос – какова цена этого газа (собственной добычи)? Не проще ли разумно подходить к потреблению газа, возможно, импортировать его по разумной цене? Зачем ложиться костьми, чтобы дать деньги добывающим компаниям с непонятной перспективой? Почему общество должно о них заботиться, это их личные проблемы, не хотят бурить – пусть не бурят”, – заявил он.

Однако при сохранении импорта газа после указанного срока Украина может столкнуться с определенными сложностями. И связаны они с тем, что Россия с 2020 г. грозится значительно сократить или вовсе прекратить транзит своего газа в Европу по украинской территории. “Если будут выполнены проекты “Северный поток-2”, какая-то часть “Турецкого потока”, то есть когда будет реализован сценарий (хотя пока он довольно призрачен) “ноль транзита через Украину”, то нам по реверсу будет достаточно сложно импортировать газ – появится другая схема, которая станет не всегда выгодной. Поэтому лучше себя обезопасить”, – отметил Михаил Гончар, добавив, что, имея нужную инфраструктуру, Украина сможет докупать нужные ей объемы, например, если в стране начнет расти промышленность. (Виктор Авдеенко, Апостроф/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий