Украина: энергетика должна наращивать потенциал

На пути к новому рынку предстоит решить много вопросов, руководствуясь новой Энергетической стратегией и законом о рынке электроэнергии. В этих документах заложены принципы, которые будут реализованы в ходе реформ и дадут возможность создать рынок, ориентированный на потребителя. Об этом в интервью «Энергореформе» заявил советник министра энергетики и угольной промышленности Константин Ущаповский.

– Как вы оцениваете текущую ситуацию в отрасли и основные законодательные инициативы, направленные на реформирование?

В этом году Кабинет министров принял новую Энергетическую стратегию. Это не пошаговый план действий для достижения тех или иных целей. Это декларация намерений – что мы хотим видеть в энергетике страны к 2035 году. Далее необходимо прописать пути, механизмы реализации данной стратегии. Один из таких механизмов – самодостаточный закон о рынке электроэнергии. Он предусматривает полную либерализацию энергорынка, и в рамках этого закона уже заложено выполнение некоторых целей, которые обозначены в Энергостратегии.

На сегодняшний день модель единого покупателя себя исчерпала. Внутри рынка существует огромная задолженность, все еще есть перекрестное субсидирование, и это мешает внедрению всех направленных на реформирование инициатив. Поэтому, реализуя Энергетическую стратегию и положения закона, мы решаем фундаментально тяжелые проблемы, которые сегодня мешают двигаться дальше.

Ни одна реформа не дает результата в самом начале. После того, как заработает новый рынок электроэнергии в 2019 году, мы увидим, как через несколько лет, благодаря здоровой конкуренции, тарифы начнут снижаться.

Для нас, потребителей света и тепла, прежде всего, важно качество оказания услуг – если вы не уверены, что у вас постоянно будет электричество, то вы не можете планировать свой жизненный цикл.

Цена услуги также важна. Если вам предоставляют качественную услугу, то вы, как потребитель, готовы платить за нее адекватную рыночную цену. Сегодня, в том механизме, который сейчас работает, потребитель не видит адекватной цены. Тариф повышается, а почему это происходит, ему непонятно. В старом механизме работы энергорынка нет индикатива, который бы указывал потребителю, что он платит справедливую цену за услугу. Это рождает ряд манипуляций, популизм и пр.

Есть еще вопрос прозрачности. Наши энергокомпании и их затраты должны быть абсолютно открыты и понятны потребителю. Есть люди, которые хотят видеть структуру наполнения тарифа облэнерго или какой-то генерации, чтобы понимать, что они эти деньги инвестировали в развитие сетей и подстанций, в улучшение системы учета и пр.

Вот эти три условия – качество, цена и прозрачность – сегодня заложены в основу Энергостратегии и закона о рынке электроэнергии.

Принцип закона о рынке электроэнергии – повернуться лицом к потребителю. В старой модели рынка все делалось ради его участников. В новой модели поставщик услуг, компания, и потребитель – равноценные партнеры. Любой потребитель должен понимать, что в будущем он сможет вступать в партнерские отношения с компаниями, оказывая определенные услуги по регулированию, накоплению электроэнергии и т.д.

– Какие основные проблемы предстоит решить на пути к новому рынку?

Самой большой проблемой рынка остается задолженность ГП “Энергорынок” перед генерирующими компаниями, и задолженность энергоснабжающих компаний перед “Энергорынком”. В рамках реализации закона о рынке электроэнергии задача номер один, выражаясь финансовым сленгом, “расшить” эти задолженности. Если они останутся, это будет дополнительная нагрузка на все финансовые показатели компаний и, как следствие, очень низкая их инвестиционная привлекательность. Т.е. эту проблему нужно решить. Механизмов существует масса. Этим, в принципе, и будут заниматься те группы, которые созданы в рамках Координационного совета при Кабинете министров Украины. Это – основная проблема.

– Летом этого года НЭК “Укрэнерго” подписала соглашение об условиях будущего объединения с ENTSO-E. Что это значит для украинской энергетики и для страны в целом?

Это событие недооценено, ему, к сожалению, уделяется мало внимания. Его можно ставить в ряд с принятием закона о рынке электроэнергии и Энергостратегии, потому что выполнение этого соглашения фактически открывает нам рынки Европы. Сегодня наши экспортные возможности ограничены мощностью 650 МВт по Бурштынскому острову и 225 МВт по направленной передаче 220 кВ Добротворская ТЭС – Замость. При объединении энергосистем технологически можем выходить, пусть не сразу, на 5,5-6 тыс МВт. Электроэнергия может попасть в первую тройку экспортных товаров Украины.

Анализ европейского рынка говорит о том, что Европа будет становиться более энергодефицитной по одной простой причине – из-за жесткого экологического законодательства, которое не дает им развивать серьезно некоторые виды генерации. Украина должна быть к этому готова.

К этому договору прилагается перечень мероприятий, которые Украина обязывается выполнить, после чего сможет присоединиться. Это может дать толчок не только отрасли, но и всей экономике Украине.

Что такое для энергетики интеграция в ENTSO-E? Это новая ступень технического развития энергетических предприятий. Мы переходим на европейские технологические стандарты, нам надо модернизировать, менять массу оборудования, перейти на качественно новый стандарт его эксплуатации. У нас будет меньше аварийных отключений и других проблем.

Конечно, потребуются немалые финансовые вложения, но мы вооружены теми знаниями европейских коллег, которые такой путь уже прошли и работают по новым стандартам. Нам не надо ничего придумывать, нужно брать перечень мероприятий и их выполнять.

– Как вы оцениваете возможности экспорта электроэнергии в контексте текущих реформ?

Украина имеет достаточно мощные энергетические объекты. Это и четыре АЭС, и 14 мощных ТЭС. Установленная мощность украинских электростанций составляет около 52 тыс. МВт при сегодняшнем потреблении около 20 тыс. МВт, то есть у нас профицит установленных мощностей составляет почти 2/3. Поэтому, если говорим, что хотим что-то импортировать или экспортировать, то должны свести баланс энергоресурсов и посмотреть, что нам выгодно.

Электроэнергия – высокотехнологичный продукт, он имеет высокую цену. Гораздо лучше обеспечить нашу генерацию топливом и продавать электроэнергию за рубеж, получая валюту в страну. Сегодня цена на электроэнергию неплохая в той же Молдове, в Беларуси. Наша электроэнергия конкурентоспособна на этих рынках при условии ликвидации перекрестного субсидирования, поэтому на эти рынки можно выходить.

Но, при этом, надо решать много вопросов. Первое, что мы должны понимать – экспорт электроэнергии не является самоцелью, он хорош при выполнении основного условия – не должно быть дефицита этого продукта внутри страны.

Поэтому перспектива одна – наращивать свой энергетический потенциал. У нас есть очень высококвалифицированные специалисты. Для того, чтобы работать на объектах энергетики, нужны именно эти кадры. Мы не полностью используем этот ресурс, равно как и ресурс имеющихся мощностей. Неважно, в чьей собственности эти мощности, судьбу энергосистемы не решают собственники компаний, ее решает государство. Игроки обязываются выполнять те правила, которые прописываются в рамках законов и той же Энергостратегии.

И тут мы подходим к основному. На самом деле принятие Энергостратегии и закона – это очень важный шаг, но это всего лишь первый шаг, и он не гарантирует успех. Нужно очень четко и квалифицированно разработать вторичные акты, которые и определят дальнейшую работу этого механизма.

Думаю, принятие закона и Энергостратегии – не более четверти реального реформирования рынка. Нам осталось сделать еще три четверти.

С этой целью при Кабмине создан Координационный центр, который выполняет функцию высшего органа по рассмотрению соответствующего вторичного законодательства. Собраны группы специалистов, создан т.н. проектный офис. Он будет участвовать в разработке вторичного законодательства, организовывать его рассмотрение, в том числе и общественное, и далее выносить на Координационный совет, который с теми или иными поправками будет принимать решения, давать добро на его утверждение и дальнейшее внедрение в жизнь.

Закон подразумевает, что фактически основной организацией, которая будет утверждать всю нормативную базу (вторичное законодательство) в энергетике, становится национальный регулятор, НКРЭКУ. Мы тут же переходим к следующему вопросу: если создание Координационного центра при Кабмине – серьезный шаг, и эти люди высокого уровня будут рассматривать документы и решать возникающие противоречия между разными отраслями и министерствами, которые будут возникать во время написания этой нормативной базы, то принимать эту нормативную базу все равно будет регулятор.

Поэтому нужно своевременно осуществить ротацию членов регулятора в строгом соответствии с Законом о НКРЭКУ. Туда должны прийти независимые специалисты, которые будут принимать компетентные решения, имея соответствующий опыт и взвешенно относясь к новациям. Главное – не навредить.

– Насколько актуальным является внедрение RAB-регулирования в Украине?

Это правильный механизм. Необходимо иметь источники для модернизации наших сетей. Они действительно уже изношены более, чем на 60%. Я несколько лет руководил НЭК “Укрэнерго” и знаю, что у нас есть ЛЭП, введенные в эксплуатацию в 1948 году, есть подстанции, которым 50 лет и более. Это оборудование работает только благодаря высококлассному персоналу, проведению таких регламентных работ, как текущее обслуживание, ремонт.

Но любой механизм имеет ограниченный ресурс. Поэтому RАВ-регулирование – это очень прогрессивный шаг. Единственное – из него должны быть полностью исключены возможные политические спекуляции, связанные с тем моментом, что кто-то будет получать сверхприбыль. И, самое основное, – конечный потребитель должен иметь возможность видеть, куда эти деньги будут направлены. Этот дополнительный источник средств должен быть использован на модернизацию, развитие, замену оборудования, капремонт.

Это очень правильно, это надо делать. Только под это в украинскую энергетику придут инвестиции.

– Что еще поможет привлечь инвестиции?

Главное, что нужно стратегическому инвестору – понятные правила. Он должен понимать, что эти правила в достаточно длительном промежутке времени не будут меняться. Тогда он готов зайти. Если будет внедрено RАВ-регулирование, то инвестиционная привлекательность наших компаний вырастет в разы.

Инвестор будет понимать, что сегодня, вложив в покупку облэнерго миллиард, он получит 12,5% от вложенных денег в следующем году в виде тарифа. Эти деньги 100% придут, просто он должен имеет стратегический план, что он на эти деньги построит либо модернизирует. Этот план называется инвестиционная программа.

– Что вы думаете о переходе от ручного регулирования отрасли к рыночному ценообразованию? Насколько тяжелой будет либерализация рынка?

Это будет достаточно болезненная процедура и, на мой взгляд, в первоначальный момент она приведет к росту тарифов. Но других механизмов повышения эффективности в мире не придумано.

Мы должны пользоваться опытом наших западных партнеров, механизмы работы открытых конкурентных рынков давно известны. Их нужно перенимать и плавно адаптировать к реалиям нашей страны. При этом во главе угла должны оставаться социальная и технологическая составляющая. Надежность работы энергосистемы Украины и низкая тарифная нагрузка на конечных потребителей являются приоритетными. (Reform.energy/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий