Украина: есть все предпосылки начать экспортировать газ

В 2017 г. газодобывающая отрасль в Украине впервые за много лет начала показывать первые позитивные результаты, что можно считать фундаментом для дальнейшего роста добычи голубого топлива. Особенно на этом фоне выделяется государственная компания – ПАО “Укргаздобыча”, которая показала почти 4,5% увеличения добычи.

Вместе с тем, прошлый год запомнился и рядом неприятных сюрпризов, среди которых стало непродление огромного количества лицензий на разработку недр газодобывающим компаниям, отсутствие аукционов на такие лицензии, а также не до конца решенный вопрос дерегуляции спецразрешений. «Укринформ» подвел итоги года вместе с исполнительным директором Ассоциации газодобывающих компаний Украины Романом Опимахом.

Ассоциация существует относительно недавно – в январе ей исполнилось 2 года. Она объединяет 7 крупных предприятий: как государственной, так и частной собственности. Совокупная добыча этими компаниями составляет около 90% от всей добычи газа Украины. Целью создания Ассоциации стало содействие укреплению энергобезопасности нашего государства, развитие отрасли в соответствии с прогрессивными мировыми практиками, повышение инвестиционной привлекательности индустрии и налаживание партнерства с газодобывающими регионами.

– Какие задачи ставит перед собой Ассоциация?

– Правительство приняло Концепцию развития газодобывающей отрасли – к 2020 году Украина должна стать энергетически самодостаточным государством. Но для этого должны быть созданы определенные предпосылки. Со своей стороны, отрасль предоставила перечень сдерживающих ее развитие препятствий и анализ международных экспертиз, как подобные вещи решаются в мире, для того чтобы привлечь инвесторов в развитие отечественной газодобывающей индустрии. С целью быть услышанными, Ассоциация наладила плотное сотрудничество с органами власти, бизнес-ассоциациями, профильными экспертами, международными финансовыми институциями и аналитическими учреждениями.

– Какие позитивные подвижки произошли в отрасли за прошлый год?

– Наконец-то развитие отрасли было определено, как стратегическое направление в политике государства. Концепция, о которой я упоминал выше, хоть и с задержкой, но начала реализовываться. Правительством и народными депутатами были сделаны важные шаги содействующие этому. В 2018 году вступило в силу стимулирующее налогообложение для новых газовых скважин и государственные гарантии не менять ренту 5 лет. По оценкам международных экспертов, сегодня Украина занимает самую привлекательную позицию среди добывающих стран в Европе.

Также с 1 января 2018 года началось отчисление 5% ренты на развитие местных общин. Это должно мотивировать регионы, где проводится добыча, к сотрудничеству с индустрией.

Кроме этого были обновлены советские правила разработки нефтегазодобывающих месторождений, которые не менялись 33 года, и ликвидировано требование по обязательной переоценке запасов каждые 5 лет.

– А как насчет дерегуляции системы разрешений?

– В прошлом году был заложен хороший фундамент по дерегуляции разрешительной системы. В первом чтении Верховная Рада приняла законопроект №3096-д, и мы надеемся, что в ближайшее время он будет поддержан целиком. Принятие этого документа существенно приблизит нашу систему регулирования к лучшим международным стандартам. Ведь на сегодня, компаниям приходится получать 46 разрешений в 16 органах – на что уходит больше 3 лет. Законопроект №3096-д ускорит получение разрешений на 18 месяцев, уберет 6 ступеней согласований, которых нет ни в одной стране мира. При этом, контроль за ключевыми вещами такими, как экология, земля, техническая безопасность останется.

– Если сравнивать с цивилизованными странами, сколько времени там может занимать получение разрешений?

– Абсолютно по-разному. Если говорить о прогрессивных практиках, то, к примеру, в Канаде получение разрешения на бурение занимает от 3 до 30 дней. У нас же этот процесс затягивается более, чем на год, что не способствует мобильному развитию отрасли и приходу инвесторов.

– Перейдем к цифрам. Какие были ожидания по добыче в 2017 году, и что мы имеем в результате?

– Добыча газа в стране по итогам 2017 года составила 20,5 млрд. куб. м, что превышает показатели 2016 года на 450 млн. куб. м или 2,4%. Лидером стала “Укргаздобыча” – компания впервые за 24 года показала самую большую динамику прироста – 4,4%. Негативный тренд мы наблюдаем у независимых предприятий – в прошлом году они добыли на 0,4% меньше газа, чем годом ранее. Как мы и предупреждали, это закономерный результат долгого отсутствия позитивных изменений в отрасли после существенного ее потрясения в 2014 и 2015 годах.

– Какие компании продемонстрировали негативную динамику по добыче?

– Наиболее неприятный момент – это Укрнафта. Предприятие, наполовину государственное, продолжило стремительное падение, которое достигло 15%. Это, безусловно, негативно отражается и на картине по добычи в целом. Причем, во многом усугубление этого тренда для предприятия объясняется вынужденной приостановкой добычи на 6 месторождениях.

– А чего ожидать в 2018 году?

– В этом году мы прогнозируем рост добычи, который может достигнуть 7%. Лидером останется “Укргаздобыча”, занимающая большую долю рынка. Также ожидаем активизации добычи и частными предприятиями на имеющихся участках, которые они планируют интенсивно разрабатывать.

– Если мы зацепили тему новых участков, то сразу же вспоминаются трудности, которые испытывали компании с получением лицензий в прошлом году. Государственный регулятор, который их выдает, получил нового временного руководителя, как это повлияло на отрасль?

– В развитых странах регулятор, который отвечает за распоряжение недрами в стране (в Украине это Государственная служба геологии и недр, – ред.), является независимым от каких-либо политических сил. У нас же Госгеонедра не имеют полноценного руководителя более трех лет – все эти годы службу возглавляют временные главы. Мы всячески призываем, чтобы эта ситуация изменилась. В ближайшее время должен быть проведен прозрачный конкурс на должность руководителя Госгеонедр, который компетентно будет выполнять свою работу с заделом на будущее. Ведь потенциальный инвестор обычно смотрит, кто предоставляет лицензии, какой мандат имеет чиновник. А ситуация, которая сейчас сложилась, совсем не вызывает доверия.

– Какие реформы еще необходимы?

– Есть три направления, которые помогут сделать Украину энергетически независимым государством. Во-первых, разрешительная система должна быть понятной и простой для инвесторов, бюрократия должна быть минимизирована. Во-вторых, геологическая информация должна быть открытой – это является нормальной международной практикой. В-третьих, новые участки для разработки. Мы уверены, что государство должно представить масштабный план использования недр, публично и на равных условиях предложить компаниям большой перечень объектов для инвестирования. Такая практика применяется во всем мире. Инвесторы самостоятельно отбирают и оценивают участки, номинируют их на аукцион. У нас же за полтора года не было проведено ни одного аукциона. Куда приглашать инвестора?

– А как дела с аукционами обстояли ранее?

– Наш анализ показал, что за последние 10 лет 90% всех спецразрешений было выдано вне аукционов. Это указывает на политику двойных стандартов. Конечно же, на это обращают внимание инвесторы – они привыкли и хотят играть на равных и прозрачных условиях. Мы, как Ассоциация, работаем над тем, чтобы эти “лазейки” были устранены. Не должно быть никаких путей получения лицензии вне аукциона.

– Насколько проведение аукционов влияет на конечную цену спецразрешения?

– Практика тех аукционов, которые проводились в Украине, показывает, что цена может возрасти в более чем 5 раз. И от этого выиграет непосредственно бюджет страны. Участок будет выдан эффективно тому инвестору, который потратил на это деньги, а не воспользовался какими-то обходными путями. Мы настаиваем на том, что все должны быть в равных условиях и конкурировать друг с другом.

– А в контексте выполнения программы по увеличению добычи какую роль играют аукционы?

– В прошлом году не было проведено ни одного аукциона, на 2018 год официально тоже пока планов никаких нет. Если мы стремимся к энергонезависимости и увеличению добычи собственного газа, то государство должно создать для этого условия. А так у нас аукционы не проводятся, а потом газодобытчики будут виноваты в стагнации отрасли.

– Хватает ли Украине газа, чтобы в перспективе обеспечить себя собственной добычей?

– Мы имеем богатый потенциал и входим в тройку стран Европы по объемам разведанных запасов газа. Но эти ресурсы разрабатываются совсем неинтенсивно – в год добываем лишь 2%, тогда как в мире – 6% и больше. Используя современные технологии и мировые практики, мы можем более эффективно разрабатывать действующие и новые месторождения. Кроме этого, наша газотранспортная система недозагружена, то есть газ мы сможем довольно быстро поставлять как внутреннему потребителю, так и внешнему, без особых затрат в инфраструктуру.

– Мы успеем нарастить до 2020 года добычу настолько, чтобы прекратить импорт газа?

– Сможем ли мы добывать 27 млрд. куб. м в 2020 году? Это амбициозный вызов. У нас есть некоторая задержка с реализацией Концепции развития газодобывающей отрасли. Мы можем вплотную приблизиться к этой цели при условии быстрой реализации реформ, на которых акцентирует отрасль.

Будет ли этого достаточно для удовлетворения потребностей в 2020 году? Уровень потребления зависит от серии факторов: какая будет зима, как будет работать экономика, как будет реализовываться программа энергоэффективности.

– А экспорт, это вообще реально в наших условиях?

– После того, как мы полностью обеспечим себя газом для внутреннего потребления, тогда его можно будет и экспортировать. Для этого у нас имеются все предпосылки.

– Какой будет стоимость газа, если он будет полностью собственной добычи?

– Однозначно получится дешевле, чем импортный газ. Если нет дефицита газа на рынке, а создан профицит, то цена будет уменьшаться – это общеизвестные законы экономики. (Руслана Чечулина, Укринформ/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий