Украина: развитие гидроэнергетики и возможные последствия для окружающей среды

В Украине отсутствует хотя бы минимальное понимания того, насколько необходимы разработка полноценной программы и управление водными ресурсами для развития всех отраслей экономики, таких как водное и рыбное хозяйство, энергетика, сельское хозяйство и промышленность, экологизация окружающей среды.

Mind посетил тематический круглый стол, прошедший в конце апреля в Новоднестровске на базе Днестровской ГАЭС. Инициаторами мероприятия выступили Всеукраинская Энергетическая Ассамблея и ЧАО “Укргидроэнерго”. Это была очередная попытка начать дискуссию о развитии гидроэнергетики и возможных последствиях для окружающей среды.

До этого гидроэнергетики и экологические активисты не могли сойтись на одной площадке и обвиняли друг друга в игнорировании своих позиций. К сожалению, главное ведомство Украины, на базе которого и долен идти этот диалог, а также разъяснительная работа, разработка сбалансированных решений – Министерство экологии и природных ресурсов – не нашло возможности направить одного из своих специалистов. Это вызвало, мягко говоря, недоумение у представителей Министерства сельского хозяйства, регионального развития и охраны окружающей среды Молдовы.

Часть проектов по развитию гидроэнергетики Украины необходимо согласовывать с Молдовой: вести переговоры и заключать международные соглашения и обязательства. А позиция Минэкологии Украины дает возможность любой “третьей силе” подключиться и влиять на экономические решения Молдовы. Это может быть как Россия, так и Румыния.

Какие задачи видит “Укргидроэнерго”?

Рост количества ветровых и солнечных электростанций ведет к тому, что в пиковые часы потребления – утром и вечером – необходимо будет дополнительно увеличивать производство электроэнергии со стороны классических регулирующих мощностей, таких как тепловые блоки и гидростанции. О строительстве новых угольных станций речь не идет, ведь мир взял курс на сокращение потребления угля, и ведущие финансовые учреждения больше не кредитуют такие проекты.

Итак, остаются гидроэлектростанции и гидроаккумулирующие станции (ГЭС и ГАЭС). В Украине за последние 10 лет было принято три Стратегии развития энергетики: до 2020-го, 2025-го и до 2030 года. Все они предусматривали строительство трех объектов – Каховской ГЭС-2, Каневской ГАЭС и второй очереди Днестровской ГАЭС (5-й, 6-й и 7-й блоки). В июле 2016-го Кабмин утвердил отдельную Программу развития гидроэнергетики Украины до 2026 года, в которую к трем вышеупомянутым станциям добавился Верхнеднестровский каскад ГЭС – система из шести небольших ГЭС мощностью 390 МВт и водохранилища.

Это вызвало яростное сопротивление экологов и различных партий и общественных организаций Западной Украины, а также обеспокоенность Молдовы. Последняя даже начала выражать недовольство расширением мощностей уже существующей Днестровской ГАЭС. Все это сказывается на двусторонних отношениях стран и тормозит развитие гидроэнергетики Украины.

Что строят на Днестре?

При строительстве трех новых объектов – Каховской ГЭС-2, Каневской ГАЭС и второй очереди Днестровской ГАЭС – “Укргидроэнерго” сможет покрыть 2000 МВт дефицита регулирующих мощностей из 2500 МВт, которые необходимы будут к 2025 году.

Сейчас на Днестровской ГАЭС работают три энергоблока, четвертый блок строится, а 5-й, 6-й и 7-й должны быть построены к 2026 году. Агрегаты ГАЭС работают следующим образом: ночью, когда потребление падает, а блоки АЭС работают в стабильном режиме, включаются насосы, которые потребляют избыточную энергию и закачивают воду в верхнее водохранилище. А днем, когда увеличивается потребление, воду из верхнего водохранилища пускают вниз, на турбины – и таким образом производят дополнительную энергию для объединенной энергосистемы.

Первые три блока станции имеют мощность в 325 МВт при сбросе воды вниз, и 420МВт в насосном режиме при закачке воды вверх. А вот мощность 4-го блока и остальных трех из так называемой второй очереди “Укргидроэнерго” планирует увеличить на 25-50 МВт, до 350-375 МВт каждый. Это дополнительно увеличит мощности станции на 150-200 МВт. Сейчас отрабатываются соответствующие инженерные решения и идет поиск необходимого оборудования.

В чем претензии Молдовы?

В Молдове считают, что увеличение количества агрегатов, а также их мощности, значительно уменьшит водоток реки и поставит страну в еще большую зависимость от Украины. Ведь Днестр – главный источник водоснабжения для Молдовы.

Принцип работы Днестровского гидроузла таков: на равнинной территории реки расположена Днестровская ГЭС-1, она первая принимает всю воду Днестра и направляет в равнинное водохранилище. В центре этого водохранилища стоит здание ГАЭС, где три агрегата (из семи проектных) ночью перекачивают воду в верхний водоем и сбрасывают днем в нижний. Чуть ниже по течению, в конце нижнего водоема, находится Днестровская ГЭС-2, которая и регулирует пропуск воды на территорию Молдовы. А вся произведенная электроэнергия на Днестре идет в украинскую энергосистему.

Уже несколько лет два государства не могут провести демаркацию части границы, чтобы Украина наконец получила полный доступ ко всей инфраструктуре Днестровской ГЭС-2, по плотине которой проходит межгосударственная граница. Кроме того, ряд инфраструктурных объектов для обслуживания ГЭС находится на территории Молдовы, и Украина не может полноценно провести реконструкцию оборудования и укрепление берегов. Вопрос должен был быть решен еще до конца 2017 года, но этого не произошло. В начале апреля 2018-го правительственные делегации лишь обсудили проблему.

“Надо признаться, это один из самых сложных вопросов. Эта ГЭС – единственный участок и нашей, и украинской границы, где еще не проведена демаркация. Есть разные подходы, как ее проводить, но решать этот вопрос нужно комплексно. Очень многое зависит и от взаимного признания собственности, и самый важный вопрос – как будет функционировать этот гидроузел. Ведь речь идет об экосистеме Днестра”, – заявил Павел Филип, премьер-министр Молдовы, после встречи с главой украинского правительства Владимиром Гройсманом.

В обмен на здания инфраструктуры Днестровской ГЭС-2 Молдова хочет признания за собой 25 объектов на территории Украины.

Вся ли информация Молдовы актуальна?

Во время работы круглого стола представители молдавской стороны озвучили информацию, которая свидетельствует о недоверии к работе украинцев на Днестровском гидроузле. Якобы Украина удерживает у себя в водохранилищах воду и не подает ее в необходимом количестве на молдавский сторону. Согласно межгосударственному соглашению этот объем должен составлять 120 куб. м в секунду.

Сотрудница Института зоологии Республики Молдова Элена Зубков показала фото Днестра с обмелевшими берегами, который можно перейти пешком. И заявила, что было время, когда Кишинев находился на грани коллапса и готов был ввести чрезвычайное положение из-за нехватки воды. А Украина не реагировала на запросы Молдовы.

Комментируя запланированные проекты развития гидроузлов Днестра (Днестровская ГАЭС и Верхнеднестровский каскад), госпожа Зубков вдруг вспомнила, что “еще лет 40 назад, когда я была молодой сотрудницей, то видела напечатанный на пишущей машинке документ московского проектного института о том, что любое строительство на Днестре приведет к необратимой экологической катастрофе всего Днестровского региона”. Но ничего конкретного ни о документе, ни об институте вспомнить не смогла.

А что говорит украинская сторона?

Информация, обнародованная молдавской чиновницей, не соответствовала действительности, что и выяснилось через несколько минут. Во-первых, она показала фото 2015 года, когда была сильная засуха и все реки, по крайней мере в Восточной Европе, стояли обмелевшие, течение на Днестре вообще почти прекратилось. Тогда, действительно, молдавская сторона просила увеличить поставки воды до 180-200 куб. м/с, но ее просто не было в наших водохранилищах, потому что приток был 40 куб. м/с. Украина, когда могла, давала максимально по 140 “кубов” в секунду.

Директор “Укргидроэнерго” Игорь Сирота заявил, что готов показать все графики сброса воды за собственной подписью, эти документы не нарушают межгосударственного соглашения по объемам сброса воды. Однако госпожа Зубков публично выразила сомнения и в тоже время почему-то совсем забыла о ситуации 2008 года, когда, во время неожиданного летнего наводнения, по Днестру шло 6000 куб.м в секунду, а Днестровские ГЭС-1 и ГЭС-2 “держали” воду в нижней водоеме, чтобы она не пошла на молдавскую сторону и не смыла там 50% сел по берегам.

Во-вторых, что касается таинственного московского документа. На круглом столе присутствовал один из авторов проекта, ведущий инженер Юрий Ландау, который заверил, что ни один московский институт или ведомство не имели отношения к днестровским станциям. Все проекты строительства Днестровского гидроузла разрабатывались в харьковском НИИ “Укргидропроект”. А значит, никаких выводов о “катастрофе Днестровского региона” никакие московские чиновники сделать не могли, потому что просто не имели информации. Заявление молдавской стороны похоже либо на подготовленный фейк, либо на попытку прикрыть махинации молдавских властей.

“У нас есть вопросы к молдавской стороне: по правилам пользования рекой Днестр не все ими выполняется. Есть большой забор, больший, чем предусмотрено правилами. И наша Одесская область недополучает необходимое количество воды. У них идет подпор с моря воды соленой, идет засоление территорий. Нам надо поставить еще один пост, который бы давал показатели, сколько днестровской воды выходит с молдавской стороны на южную Украину”, – высказал свои претензии к Молдове Игорь Сирота.

Откуда взялся проект Верхнеднестровского каскада ГЭС?

Еще полвека назад в Украине почти на каждой малой реке была небольшая гидроэлектростанция, а также рядом с деревнями и предприятиями – система дамб, которая защищала от паводков.

“В 70-х годах прошлого века начался массовый демонтаж малых ГЭС, и за 25 лет мы их почти потеряли, – рассказал председатель Всеукраинской Энергетической Ассамблеи Иван Плачков. – Но в начале 2000-х годов специалисты обратили внимание на распространение паводков в регионах Украины, где нет крупных рек. Тогда была подготовлена и утверждена программа воспроизведения малых ГЭС. К сожалению, программа не получила достойного развития, прежде всего из-за яростного сопротивление экологов”.

Самые большие паводки происходят в северных, северо-западных, реже в северо-восточных регионах Украины. Это, как правило, низменные территории, там находятся бассейны небольших рек, болота и озера, и куча искусственных прудов. Как исключение – Днестр, его бассейн формируется в горной и предгорной местности, в Ивано-Франковской, Тернопольской и Черновицкой областях и очень зависит от осадков в Карпатских горах. Но спрогнозировать наводнения на таких территориях крайне трудно.

Поэтому, каждый раз повторяется ситуация: уровень воды увеличивается, затапливает дороги, дома, огороды, особенно те, которые, несмотря на все запреты, находятся в 50 м от русла рек. Привлекаются десятки и сотни единиц техники МЧС, выделяются сотни млн. и миллиарды грн. из местных бюджетов и госбюджета на исправление ситуации и восстановление инфраструктуры сел. А через четыре-пять лет все повторяется снова. Малые ГЭС с небольшими водохранилищами и система местных дамб позволяли предотвращать подобные затопления.

Кто против малых ГЭС?

И когда появился проект Верхнеднестровского каскада, первыми о возможной экологической катастрофе и значительном ухудшении качества воды заявили чиновники областной власти Тернопольской, Ивано-Франковской и Одесской областей. Инициированные ими заявления о “грядущей катастрофе” подписали тысячи жителей регионов. К ним присоединились десятки больших и не очень экологических и общественных организаций, которые перед этим “засветились” в травле проектов по добыче сланцевого газа в Карпатском регионе. Довольно скоро к этому “хору” присоединилась и молдавская сторона.

“В течение одного месяца будет произведено совместное обращение в Еврокомиссию для того, чтобы она помогла нам разобраться и сделать глубокий анализ, какими будут последствия сооружения этой гидроэлектростанции на реке Днестр”, – заявил в марте 2017 премьер Молдовы Павел Филип.

Любые сооружения на любой реке ограничивают водоток воды, а дополнительное давление на берега ведет к увеличению вымывания геологических пород, что, безусловно, влияет на качество воды. Это признают во всем мире, но никоим образом не отказываются от развития гидроэнергетики. Наоборот, идет переоценка ситуации в конкретных регионах и ведется разработка новых проектов по строительству ГЭС и плотин. Только в 2015 году в мире было начато строительство 3700 новых крупных дамб, потому что за последние 50 лет потребление воды в мире увеличилось в два раза – до 3,8 млрд. куб. км.

“В Украине множество проблем с регулированием водных ресурсов. Сейчас у нас официально насчитывается 130 малых ГЭС, около 50 000 прудов и 1100 водохранилищ. При этом в инфраструктуре ни одной ГЭС на карпатских реках нет работающего в соответствии с правилами и требованиями, рыбохода. И Украине надо найти разумный подход к использованию своих рек”, – сказал Александр Усов, специалист Института гидробиологии НАНУ.

Общий экологический отчет объединит противников.

Потребление воды в Украине распределяется следующим образом: 48% воды идет на нужды промышленности; 40% – на нужды сельского хозяйства; 12% – на жилищно-коммунальный сектор и другие нужды. И проблемы с питьевой водой и состоянием водных ресурсов возникают не только из-за ГЭС и дамбы.

К сожалению, ни одно государственное ведомство не может сказать, сколько незарегистрированных прудов, запруд и озер сделано на малых реках Украины, которые впадают в большие реки, но уже не могут отдавать должный водоток. Сколько промышленных предприятий потребляют воды больше нормы и не платят за нее. Сколько промышленных и сельхозпредприятий загрязняют реки и озера химическими и животными отходами. Сокрытие этих данных – тотальная коррупция на государственном и местном уровне, но никакие партийные или экологические организации не выступают за наведении порядка в этих сферах и за кардинальное решение этих проблем.

Они нашли гораздо более легкий способ – просто критиковать любые предложения гидроэнергетиков, даже не знакомясь с мировым опытом и не изучая первичные документы. Возможно, ситуация с коммуникациями изменится, потому что для профессиональной оценки экологических и социальных последствий деятельности существующих и перспективных ГЭС и ГАЭС “Укргидроэнерго” ввело проект “Оценка экологического и социального воздействия”.

Этот отчет будет соответствовать национальному законодательству Украины и европейским директивам. К его подготовке привлечены специалисты Еврокомиссии и десяти ведущих институтов Национальной академии наук Украины. Возможно, именно он станет объединяющей платформой для всех противоборствующих сторон в Украине. (Инна Коваль, Mind/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий