Евросоюз во многом сам создал себе проблемы.

Европейский Союз пока так и не смог утвердить шестой пакет санкций против России. Камнем преткновения стало нефтяное эмбарго. Ранее несколько стран высказались против запрета на нефтяной импорт из РФ, объяснив это своей большой зависимостью от российских энергоносителей. Еврокомиссия пообещала этим странам отсрочку с введением нефтяного эмбарго, и они свои претензии сняли. Все, кроме одной, – Венгрии. О том, кто виноват в сложившейся ситуации, и что нужно делать, чтобы выйти из тупика, “Апострофу” рассказал президент Центра глобалистики “Стратегия XXI” Михаил Гончар.

Первое, о чем нужно сказать, это то, что в Европейском Союзе есть “Троянский конь”, имя которого Виктор Орбан (премьер-министр Венгрии). Безусловно, Орбан не один такой, но он, что называется, на передовых позициях.

Был хороший повод с этим явлением покончить, но ему, наоборот, дали возможность разгуляться. К нему приехала сама глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, принялась его уговаривать, а он просто увеличил объем своих претензий. Если до этого Сийярто (глава МИД Венгрии Петер Сийярто – “Апостроф”) говорил, что им нужно 700-750 миллионов евро для того, чтобы отказаться от российской нефти, то теперь заговорили о 18 миллиардах. Ну и, собственно, в угоду кремлю, практически заблокировали принятие решения по шестому пакету.

Орбан действует, руководствуясь правилом: “требуй больше, чтобы получить свое”. За политику, несовместимую с принципами ЕС, – коррупцию, нарушение принципа верховенства права, ему заблокировали выделение примерно 8 миллиардов евро из фондов Европейского Союза. Вот он и выдвинул такое требование. Орбан понимает, что 18 миллиардов евро ему не дадут – да и 8 миллиардов он тоже не получит, но что-то отбить удастся.

При этом в самой Европейской Комиссии имеет место тенденция подменить энергетическое эмбарго, как нефтяное, так и газовое, безусловно, оставив этот вопрос в повестке дня, ускоренным достижением целей по переходу к “чистой” энергии. Дескать, лучший способ отказаться от российских энергоресурсов – это увеличить долю “чистой” энергии в энергобалансе ЕС. Фундаментально это правильно, но такой подход требует времени, которое измеряется не месяцами, а годами. Но у нас – и, на самом деле, у них, в Европе, тоже, хотя не все так считают, – идет война, которая, собственно говоря, подпитывается теми деньгами, которые путин получает, прежде всего, с европейского рынка.

Таковы две причины произошедшего. Еще больше они проявятся при подготовке седьмого пакета, в котором, как ожидается, будет рассматриваться газовое эмбарго.

Что будет дальше? Очевидно, что компромисс будет найден. Но вопрос в другом – каким будет качество эмбарго? Если пойдут навстречу пожеланиям Орбана, дадут ему, например, 1 миллиард евро и отсрочку на четыре года, то что это будет? Еврокомиссия, разумеется, отрапортует о большем достижении, но, по сути, над европейцами будут смеяться.

Уже было логистическое эмбарго (из шестого пакета санкций по требованию Греции и Мальты исключили запрет на морские перевозки российской нефти – “Апостроф”).

Однако я не исключаю, что на фоне более агрессивного поведения России в ближайшее время будет поставлен вопрос о необходимости более жестких действий – вплоть до блокирования черноморских проливов. Лучшим вариантом будет не отлавливать уже заполненные нефтеналивные танкеры, а не пропускать те, что следуют под загрузку.

Но, думаю, Евросоюз никогда к этому не придет, поэтому такое решение может быть принято на уровне США и Великобритании.

Также, я думаю, что американцы приложат усилия, чтобы объяснить европейцам, что стоит по-другому действовать, и того же Орбана нужно ставить на место.

При этом в самом Евросоюзе уже звучат предложения по принятию решений – чтобы, когда есть согласие всех, но кто-то один против, то принцип консенсуса нужно ограничить. Поэтому я не исключаю, что на фоне страстей вокруг нефтяного эмбарго ЕС пересмотрит свой подход к применению принципа консенсуса. (Виктор Авдеенко, Апостроф/Энергетика Украины и мира)

Добавить комментарий