Мир: перемирие с углем – как Трамп обхитрил Китай

Дональд Трамп выполнил, пусть частично, свое предвыборное обещание похоронить климатические достижения Барака Обамы. Президент США подписал указ “О поддержке энергетической независимости и экономического роста”, который некоторые почему-то сочли добровольным согласием на поражение в гонке с Китаем за мировое лидерство в альтернативной энергетике.

Внося коррективы в план Обамы по борьбе с глобальным потеплением, главный “слон” США отменил большую часть его пунктов, включая ограничения на выбросы парниковых газов на угольных электростанциях, и инициировал пересмотр ограничительных мер для угледобывающей, газовой и нефтяной промышленности в целом и вновь предоставил возможность арендовать госземлю для добычи угля. Кроме того, на термины “изменение климата” и “ограничение эмиссии” становятся табу.

По словам Трампа, его решение – это “конец войны с углем”. Кстати, Соединенные Штаты обладают крупнейшими в мире запасами угля разных типов. Аргументы? Все просто и очевидно, ведь он обещал создавать рабочие места в энергетике Америки. Сегодня ему нужно удержать планку по сокращению безработицы, высоко поднятую предыдущей администрацией. Так что здесь и трезвый расчет, и популизм. Последний кроется в том, что Трамп регулярно чихвостил само понятие “глобальное потепление”, вызывая восторг у электората и представителей энергобизнеса. И будем откровенны, Эл Гор, этот скальд парникового эффекта, на самом-то деле устроил шоу мирового масштаба, когда популяризировал концепцию глобального влияния человечества на изменение климата. По сути, 45-й вице-президент продвигал профанацию, но получил за это Нобелевскую премию в 2007 г.

Нынешний хозяин Овального кабинета решил пересмотреть приоритеты государственной политики. Во главу угла ставятся оборона, развитие экономики, обещанные налоговые послабления. Происходит это за счет сокращения других бюджетных статей. Вот и на экологию Трамп хочет потратить в разы меньше в следующем фискальном году, сократив, в частности, финансирование Агентства по защите окружающей среды едва ли не на треть – на $2,6 млрд.

Трамп, разумеется, учитывает интересы добывающего сектора. Иначе поступить республиканец, да еще и бизнесмен просто не мог. Но делает он это не так радикально, как техасцы-нефтяники Буши. Времена нынче не те, мир стремительно меняется. Очень даже стремительно. Можно демонстрировать запущенный консерватизм головного мозга, но на деле оставаться прагматиком.

Сланцевая революция помогла США подвинуть Россию и Саудовскую Аравию в нефтегазовом секторе. И в декабре прошлого года Обама распахнул двери, закрытые 40 лет, когда снял запрет на экспорт американской нефти. Саудовцы надеялись на свой демпинг, но американские короли углеводородов обладают некоторым запасом прочности. К тому же, с начала года при Трампе на территории США как грибы после дождя начали появляться буровые установки. С другой стороны, сланец оказался не настолько дешевым, чтобы гарантировать железобетонные позиции на рынке. Потому Трамп и пошел на расконсервацию ради создания подушки безопасности. С отсутствием внутренних тормозов эта отрасль сможет оперативно реагировать на малейшие изменения на рынке. Мало ли, вдруг ОПЕК чего-нибудь надумает.

Обратная сторона медали указа Трампа – это сокращение выбросов парниковых газов, а если точнее – участие США в Парижском климатическом соглашении, которое подписали представители 192 стран. В его рамках Штаты обязались снизить выбросы вредных веществ на 26-28% к 2025 г. Преемник Обамы из этого соглашения не выходил, хотя обещал.

С учетом изменений, внесенных Трампом, уровень сокращения выбросов, как считают аналитики Rhodium Group, остановится на отметке в 14% ниже уровня 2005 г. То есть президент США вколол лошадиную дозу адреналина добывающей промышленности, но не вышел за рамки Парижского соглашения.

А оно на самом деле важно даже для такого политика, как Трамп, который подрывает устои. Во-первых, если бы Штаты вышли из соглашения, это привело бы к дипломатической и торговой войне с остальным миром. Кому это нужно? Во-вторых, договоренность дает преимущество в борьбе Трампа с Китаем.

Парижское соглашение является результатом учтенных ошибок Киотского протокола, оказавшегося политически и экологически несостоятельным. Хотя бы по той причине, что требовал принятия мер только развитыми странами. Сейчас же груз ответственность за судьбу чистого и прохладного мира несут и такие развивающиеся страны, как Китай, Индия и др.

Поднебесная сейчас активно отказывается от угольной промышленности, стараясь догнать Запад в развитии альтернативной энергетики. Бытует мнение, что именно Пекин в итоге обойдет США (из-за указа Трампа). Однако, по сути, Белый дом укрепил тылы традиционной энергетикой и сохранил рычаги влияния, которые обеспечивает Парижское соглашение. Проще говоря, Штаты всегда могут, к примеру, поднять вопрос прозрачности инвестиций частного сектора в чистую энергию. То есть спросить с Китая за то, как его компании выполняют глобальные установки на сокращение парниковых выбросов и нет ли при этом нарушений. Это раз.

Вторая причина, почему Китай не сможет составить серьезную конкуренцию тем же США в альтернативной энергетике, – это острый дефицит современных технологий, что Си Цзиньпинь и Ко пытаются исправить, устремившись на Запад. Кто сейчас, можно сказать, один из лучших друзей Пекина в ЕС, а точнее. кто рад китайским юаням? Верно, Британия в стадии Brexit. Китай строит и финансирует, Британия дает технологии.

Только вот беда, Лондон еще больше заинтересован в ЗСТ со Штатами. Не просто так Тереза Мэй ездила в Белый дом. И в такой ситуации велика вероятность, что президент США сможет отвадить британцев от китайцев. Без отмены былых договоренностей с Поднебесной, конечно, но и без заключения новых. А как объяснить все гостю из Азии? Ну, британская леди всегда может принять скучающий, апатичный вид: “Ах, столько дел у нас, видите ли, господин Си. На днях вот Никола…Вы знаете Николу? У нее еще атомные подлодки стоят в Клайде…Так вот прислала она нам занимательнейшее письмецо. Так что сейчас я вся в заботах и прошу меня простить”. Китаю останется лишь скрипнуть зубами, наградить мысленно этих лаоваев нелестными эпитетами и искать другие источники современных технологий. В общем, не будет зеркальной Опиумной войны.

Как и в случае с Великобританией, Белому дому будет по силам найти подход и к другим странам, куда пойдет Китай за технологиями.

Конечно, полностью оставить Пекин без них не удастся, да и незачем удерживать КНР в индустриальной эпохе. Китай больше выгоден Западу как высокотехнологичная производственная база, но не разработчик технологий – мировая фабрика 2.0.

В таком амплуа тяжело будет угнаться за другими странами в плане перехода на другие источники энергии. Данный рынок уже очень развит. Вот, например, британцы в августе 2016 г. решили строить с помощью датской Dong Energy крупнейший оффшорный ветропарк в мире, норвежская Statkraft годом ранее – крупнейший в Европе. И не только мировые лидеры осваивают эту отрасль. Король Марокко Мухаммед VI в феврале прошлого года запустил самую большую в мире солнечную станцию площадью в 35 футбольных полей. А директор национального управления по энергетике Уругвая Рамон Мендес в декабре 2015 г. с гордостью сообщил, что страна 94,5% потребностей в электроэнергии обеспечивает благодаря “зеленым” источникам.

Это навскидку несколько примеров того, что пока Китай разгоняется, некоторые уже достигли немалых успехов. К тому же и сам Дональд Трамп не поставил крест на альтернативной энергетике и “чистых” технологиях, чему свидетельством является приглашение Илона Маска в консультанты. Пока, похоже, ему удалось сесть на два стула: он не отказался от “чистой энергии” и удовлетворил ожидания нефтемагнатов. И “дремучих” избирателей заодно. Вроде тех, которые отказали Strata Solar Company в установке “солнечной фермы” два года назад, потому что панели, как сказал местный житель Бобби Манн, “высосут всю энергию из солнца”. (Владислав Гирман, Деловая столица/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий