Украина: события в ГП “Селидовуголь” могут спровоцировать масштабные сдвиги в углепроме

Всю вторую половину февраля крупнейшую из государственных угольных компаний на контролируемой Украиной территории Донбасса – “Селидовуголь” – лихорадило.

Часть горняков бастовала, часть объявила голодовку непосредственно в конференц-зале Минэнергоугля в Киеве. Шахтеры восстали из-за невыплаченных зарплат. Украине к таким протестам не привыкать. Но события в “Селидовугле” совпали с фазой высокого напряжения в отрасли, где слишком быстро набирает вес бизнесмен Виталий Кропачев. Поэтому они могут спровоцировать масштабные сдвиги в углепроме, даже если голодные шахтеры к этому не стремились.

На дне

В состав ГП “Селидовуголь” входят 4 шахты – “Кураховская”, “1-3 Новогродовская”, “Котляревская”, “Украина”. И работают они из года в год хуже. В прошлом году все шахты суммарно добыли только 810 тыс. т угля, что на 584 тыс. т меньше, чем за 2016 г. Падающие тенденции продолжаются и в текущем году. За январь госпредприятие выдало на 2 тыс. т меньше продукции, чем в декабре-2017. В феврале результат будет еще хуже, поскольку последние полмесяца 3 из 4 шахт (кроме “Кураховской”) фактически не работали – шахтеры отказывались спускаться в забой.

По их подсчетам, государство задолжало им почти 500 млн. грн. зарплат. На конец 2017 г. долг был еще серьезнее – свыше 800 млн. грн. Около 360 млн. грн. правительство наскребло и вернуло. Но это ничуть не выход. “Селидовуголь” сегодня себя не обеспечивает и, если говорить без обиняков, проедает бюджетные деньги. По итогам трех кварталов 2017 г. госпредприятие получило почти 404 млн. грн. убытков. При этом оно входит в топ-10 крупнейших должников Украины по налогам с неуплаченными 554 млн. грн.

Протесты на “Селидовугле” происходят регулярно в течение 2-3 последних лет, но сейчас они особенно обострились. Работники компании убеждены, что ее еще можно сделать рентабельной и повысить добычу в несколько раз. В качестве примера они приводят тот факт, что в 2013 г. одна только шахта – “1-3 Новогродовская” давала более 1 млн. т угля, т. е. больше, чем сегодня все предприятие. Стремительный упадок добычи объясняется двумя ключевыми причинами: 1) у ГП отобрали самые перспективные лавы и 2) средства, предназначенные на поддержку и техническое переоборудование шахт, системно разворовывают. О лавах – вопрос отдельный, к нему вернемся чуть ниже. А тендерные закупки “Селидовугля” стали чуть ли не притчей во языцех. Значительный объем услуг и материалов (например, респираторы, отбойные молотки, кабель, шахтные светильники, обогащение угля и т. д.) предприятие закупало по ценам высшим, чем можно было найти на рынке. Иногда, даже в несколько раз. Доходило до таких печально-анекдотических случаев закупки, как мясо по 4000 грн. за кг или чай по 6666 грн. за пачку. Год назад Национальное антикоррупционное бюро возбудило наконец дело по фактам странных закупок на “Селидовугле”, но даже после этого сомнительные тендеры продолжались.

Когда 20 февраля на встрече с министром энергетики Игорем Насалыком шахтерские делегаты “Селидовугля” напомнили об этих фактах, чиновник ответил, что уже трижды отправлял запросы в Генпрокуратуру по результатам проверок тендеров, проведенных ГП. Однако на резонный вопрос присутствовавшей на встрече народного депутата Виктории Войцицкой, почему просто не уволить директора этого предприятия, И. Насалик ответил, что замены ему нет. Мол, на объявленный конкурс на должность руководителя ГП “Селидовуголь” поступило только одно заявление – от нынешнего и. о. генерального директора Сергея Пахомова. Поэтому министр решил в марте приехать в Селидово лично и возглавить местное угольное предприятие, чтобы доказать, как оно может работать рентабельно.

Лавы-отщепенцы

Свою рентабельность “Селидовуголь” потерял еще 5 лет назад, когда решением Госгеонедр несколько самых перспективных лав шахт “1-3 Новогродовская” и “Россия” (теперь она называется “Котляревская”) были переданы в пользование одноименным ООО, близким к окружению экс-президента Виктора Януковича. Естественно, без проведения аукционов, согласия самого ГП “Селидовуголь” и вообще без какой-либо публичной огласки. Конечным бенефициаром обеих ООО оказался Александр Сичинава – тезка и бизнес-партнер старшего сына В.Януковича. В 2014 г. после смены власти в Украине контроль над этими недрами он утратил, но назад в госсобственность отобранные пласты так и не вернулись.

Госкомитет по геологии и недропользованию вспомнил о селидовских угольных полях только в 2016 г., но попытка отозвать лицензии у фирм-клонов не увенчалась успехом. В прошлом году через суды они отстояли свои права. Но к тому времени поменялись их владельцы. От семьи Януковича не осталось и следа. Формально новыми хозяевами стали несколько наемных менеджеров из ближайших угольных госкомпаний – ГП “Мирноградуголь” и ГП “Шахта Краснолиманская”. Впрочем, за их ничего не говорящими фамилиями промелькнула тень нового “угольного генерала” Виталия Кропачева, который еще год назад мало кому был известен в отрасли, и только старожилы с хорошей памятью могли вспомнить о нем как о бывшем владельце двух компаний по транспортировке угля в городе Торезе.

Но зато за прошедший год структуры В.Кропачева вошли в состав владельцев 3 обогатительных фабрик на Донбассе, которые обслуживают работу шахт не только “Селидовугля”, но и соседних угольных госкомпаний в регионе. “Селидовуголь”, например, уже подписал на 2018 г. контракт на обогащение на этих фабриках 800 тыс. т угля (фактически всего добываемого на данный момент объема) общей стоимостью 116 млн. грн. До 2017 г. сделки фабрики все еще числились на фирмах Януковича-сына. У них же компания “Укрдонинвест” (флагманская в холдинге В.Кропачева) перекупила недавно и ряд газодобывающих активов. Оптом дешевле? Еще одной громкой сделкой “Укрдонивеста”, закрытой в январе 2018 г., стала покупка ООО “Шахта “Краснолиманская”, созданного в 2012 г. по той же схеме отщипывания лучших пластов у одноименной государственной шахты. Правда, в этом случае продавцом выступила компания “Донбассэнерго”. Свое владение частными фирмами, откусившими недра у “Селидовугля”, В.Кропачев пока отрицает. Но подтверждает свой интерес к их приобретению или вообще к приватизации этого ГП целиком.

26 февраля новую информацию о селидовских лавах озвучил глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. Он заявил, что на днях отторгнутые пласты шахт “1-3 Новогродовская” и “Котляревская” переписаны на нового владельца – генерального директора компании “Донбассэнерго” Эдуарда Бондаренко. По мнению профсоюзного лидера, таким образом взять под контроль добычу на “Селидовугле” пытается глава Минэнергоугля И. Насалик. Но гораздо вероятнее, что смена формальных владельцев делается под запросы В.Кропачева. Он близко дружен с мажоритарием “Донбассэнерго” Игорем Гуменюком. И тот вряд ли допустил бы двойную игру своего топ-менеджера. А с И. Насаликом отношения у В. Кропачева как раз не сложились, хотя он даже успел побывать в советниках министра.

Идейный конфликт

Фактически намерения В. Кропачева сегодня идут вразрез с правительственной инициативой по созданию Национальной угольной компании (НУК), куда пытаются включить все еще более или менее живые угольные предприятия страны, подконтрольные государству. “Селидовуголь” в том числе. Но брать эту компанию и подобные ей без наиболее перспективных лав, разобранных по арендам, бессмысленно. Поэтому ключевая, хоть и не афишируемая, цель НУК заключается в том, чтобы вернуть все эти недра в семью. Сторонником подобной стратегии как раз и выступает министр И. Насалик. Ему интереснее сидеть на товарно-денежных потоках большого госхолдинга, распределять их и контролировать. У В.Кропачева подход идеологически противоположный: он хочет владеть, а не управлять.

Национальная угольная компания рождалась в муках. Распоряжение о ее создании было принято после годичных обсуждений и согласований в декабре 2017-го, обнародовано чуть ли не два месяца спустя. Под кабминовским ковром лоббисты до последнего дрались за формулировки, состав участников НУК и руководящие кресла. Должность главы это будущего угольного “Нафтогаза” до сих пор не согласована. И. Насалик в последнее время хотел бы видеть на этом месте директора одного из министерских департаментов Максима Федотова. Несмотря на то что ранее тот работал в угольных структурах семьи Януковича. В.Кропачева больше всего устроил бы нынешний замминистра, его земляк Анатолий Корзун. Раз уж эту НУК все-таки создали. Однако приходится еще считаться с мнением и Игоря Кононенко, одного из самых влиятельных депутатов президентского окружения, имеющих свои мощные интересы в ТЭК.

До недавних пор складывалось впечатление, что И. Кононенко благоволит Кропачеву и не воспринимает всерьез И. Насалика. Но в этом мире все меняется. Стремительное усиление В. Кропачева в угольной отрасли может превратиться в проблему. Хотя бы потому, что он подмял под себя почти все обогатительное мощности на востоке страны, которые должны обслуживать НУК. Поэтому недавние высказывания И. Кононенко в эфире 112 канала по поводу ситуации на “Селидовугле” должны были прозвучать как тревожный сигнал для В.Кропачева и предназначались, прежде всего, для его ушей. Ведь эти шахтерские волнения достаточно скупо комментировались украинскими медиа. Тем не менее один из самых влиятельных политиков страны снизошел до целой тирады по поводу ситуации в Селидово.

Итак, по мнению И. Кононенко, проблема с постоянной задержкой выплаты заработной платы шахтерам ГП “Селидовуголь” связана с непрозрачной системой собственности этого предприятия, где часть лав оказалась в частных руках. “И возникает такая ситуация, что прибыль вымывается на частные структуры, а шахтеры, которые работают на государство, не получают зарплату”, – заметил депутат. При этом он высказал осторожное предположение о реприватизации упомянутых лав, однако с прицелом на их последующую перепродажу, а не возвращение государству. (Ярослав Ярош, МинПром/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий