Украина: рынок газа за прошедшие два года кардинально изменился

Украинский рынок газа за прошедшие два года кардинально изменился. Свободная поставка топлива промышленности по рыночным ценам позволила увеличить его добычу. А в конечном счете и увеличить его долю в потреблении промышленностью.

«Укрнефтебурение» – это один из крупнейших частных добытчиков нефти и газа в стране. Компания по итогам прошлого года нарастила прибыль в два раза, до 1,95 млрд. грн.

О нынешних условиях добычи топлива и о том на какие сегменты рынка в будущем стоит делать ставку НВ Бизнес рассказал генеральный директор Укрнефтебурения Михаил Бакуненко.

– В прошлом году Укрнефтебурение зафиксировала рост по ряду показателей. Подобные темпы роста на рынке пока были только у Нефтегаздобычи. За счет чего?

– Мы действительно растем довольно быстро. Но мы не пытаемся конкурировать с кем-то, мы просто следуем своему плану развития. В этом году мы рассчитываем увеличить инвестиции на 40-50% в сравнении с 2017 годом – до 1,4 млрд. грн. В прошлом году компания инвестировала 0,8 млрд. грн. – в основном в бурение новых скважин, проведение работ по интенсификации добычи на действующих скважинах и развитие инфраструктуры месторождения.

Инвестиционный климат, в т. ч. уровень налогообложения – это ключевой фактор, влияющий на увеличение добычи. То, что мы видим сегодня, намного привлекательней ситуации 2016 года (до снижения ренты – ред.).

– Какие у вас планы по добыче на 2018 год?

В этом году мы увеличим количество пробуренных скважин до девяти. В 2017 году мы ввели в эксплуатацию две скважины, еще две планируем закончить в мае-июне 2018 этого года. Еще по трем скважинам уже проведены конкурсы и выбраны подрядчики.

В этом году Укрнефтебурение должна увеличить добычу природного газа на 50% – до 590 млн. куб. м. На Сахалинском месторождении, где мы являемся лицензиатами, в целом планируем добыть 770 млн. куб. м, то есть на 42% больше.

– Какие планы на следующий, 2019 год?

– План на 2019 год еще в процессе формирования. В целом хотим выйти на стабильную суточную добычу в 2,2 млн. куб. м только по Укрнефтебурению.

– На каких площадках вы продаете свой ресурс?

– Сегодня мы продаем природный газ, нефть и конденсат. Часть продукции (жидкие углеводороды, частично газ) продается на электронных торгах: через биржу или через электронную площадку, которую мы создали. Если говорить о бирже, то в прошлом году мы продали совсем немного, около 5,5 млн. куб. м. В 2018 году планируем продать на бирже порядка 50 млн. куб. м газа.

Сегодня мы первый или второй игрок на газовом рынке (без учета госкомпаний). За 4 месяца 2018 года мы уже реализовали 527 млн. куб. м газа: в январе продали 133 млн. куб. м, в феврале – 125 млн. куб. м, в марте – 101 млн. куб м, в апреле – 168 млн. куб. м. Это довольно большие цифры для газового бизнеса.

При этом мы продаем не только газ собственной добычи. Собственный газ составляет меньше половины реализованного ресурса. Остальное это импорт. В 2018 году мы планируем ежемесячно импортировать от 30 до 50 млн. куб. м газа.

– А когда вы начали импортировать природный газ?

– Небольшие объемы поставок начались еще в марте 2017 года. Сейчас мы работаем почти со всеми крупными международными трейдерами.

При этом мы прежде всего одна из крупнейших газодобывающих компаний в Украине, поэтому у нас амбициозная цель заменить наши европейские поставки украинским ресурсом. Мы хотим продавать собственный газ, а не импортный.

– Какой объем вы продаете по предоплате, а какой – с отсрочкой платежа?

– При продаже по предоплате цена газа получается ниже, чем, если продавать в рассрочку. Есть клиенты, которых интересует только цена. Они готовы осуществлять предоплату для получения более низкой цены. Другие покупатели, у которых сложности с ликвидностью, готовы заплатить чуть больше, но на условиях рассрочки или отсрочки.

Дополнительным параметром для определения условий платежа является кредитный риск. То есть, каким-то предприятиям мы готовы продать по предоплате, каким-то – с отсрочкой платежа. Мы не продаем всем на одинаковых условиях. У нас есть четкие критерии, на основании которых мы определяем нашу готовность брать на себя обозначенные риски или нет.

– С кем выгоднее торговать, с конечными потребителями, как в случае выигранного тендера на поставку газа Укрпочте, или с трейдерами?

– Одним из критериев для заключения сделки является ее прибыльность для компании. Действительно, мы концентрируемся на конечных потребителях. Укрпочта – это один из наших многих клиентов. Но мы также работаем и с трейдерами. Когда мы продаем газ на бирже, то мы заранее не знаем, кто будет покупателем: трейдер или конечный потребитель.

– Кто для вас самые выгодные клиенты по отраслям? Аграрии?

– В первую очередь меня интересует прибыльность сделки и кредитный риск компании-покупателя. Лучшие клиенты – те, которые вовремя платят или делают предоплату. Кроме того, важны стабильные клиенты.

– Готовы ли вы поставлять газ населению, если правительство все же снимет спецобязательства с Нафтогаза и откроет рынок для других компаний?

– Мы рассматриваем такую возможность и готовимся заранее. Для этого начали создавать представительства в регионах. Но, по моему мнению, открытия рынка продаж газа населению не стоит ожидать в ближайшее время. Остается много открытых вопросов о том, как будет работать этот рынок. Насколько мне известно, рассматривается механизм продажи газа через аукционы.

– В прошлом году Укртрансгаз проводил тендер на поставку технического газа, был очень большой объем – около 2 млрд. куб. м. Будете подавать заявку на участие в этом году?

– В прошлом году мы участвовали в конкурсе, но, к сожалению, не прошли по цене. В этом году пока не слышал, что Укртрансгаз будет объявлять тендер. Но если получим официальное приглашение, то будем участвовать. (Reform.energy/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий