Россия: для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

Запасы доюрского комплекса в Западной Сибири, по мнению экспертов, относятся к трудноразведываемым, однако их разработка вполне реальна. Одна из проблем освоения доюрского комплекса заключается в том, что пока у геологов нет четкой методики поиска залежей.

Как решает эту проблему научное сообщество, и есть ли перспективы освоения других трудноизвлекаемых запасов – баженовской свиты, – Агентству нефтегазовой информации рассказал генеральный директор Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ) Игорь Шпуров.

– Для Западной Сибири потенциалом прироста сырьевой базы является Доюрское основание. В каком объеме может обеспечить прирост сырьевой базы именно доюрский комплекс?

– Потенциальные ресурсы доюрского комплекса оцениваются в 5 млрд. т. Не стоит путать с запасами. Их еще нужно найти и поставить на баланс. Сколько подтвердится из этих ресурсов, может показать геологоразведка. Но мы их пока относим к трудноразведываемым запасам.

– В чем сложность разведки этих запасов?

– Дело в том, что пока нет четких разработанных поисковых критериев для обнаружения этих залежей. Проще говоря, геологи не понимают, как их искать, на каких основаниях бурить скважину в том или ином месте.

Если мы касаемся обычных запасов, то для поиска используем выделенные ловушки по итогам проведения сейсморазведки. В доюрском комплексе такой метод не сработает. Одна из главных задач – выработать поисковые критерии для обнаружения этих залежей.

– Как вы относитесь к созданию научного консорциума для изучения доюрского комплекса?

– Это будет хорошая возможность объединить усилия для создания критериев и новых технологий разведки. Подобными исследованиями занимается Западно-Сибирский научно-исследовательский институт геологии и геофизики (ЗапСибНИИГГ), который на протяжении нескольких лет разрабатывает критерии поиска залежей доюрского комплекса, но пока окончательного решения нет.

– Может ли государство на данном этапе стимулировать разработку ТРИЗов, разведку, добычу?

– Цель любого стимула заключается в создании экономической возможности разрабатывать ТРИЗы. Главный стимул – это создание новых технологий, которые позволят добывать эти запасы экономически выгодно. Налоговые льготы, которые государство вводит для недропользователей, должны направляться именно для развития технологий. Иначе это пустая трата средств. Как вариант, государство может инициировать создание частно-государственных партнерств по созданию новых технологий.

Второй стимул – это объединение усилий государства и бизнеса в инфраструктурных проектах на удаленных месторождениях или сложных объектах. Например, Уватский проект, где разработка трудноизвлекаемых запасов стала возможной благодаря такому партнерству. Здесь государство взяло на себя задачу создания транспортной и энергетической инфраструктуры. Еще один пример – это “Ямал СПГ”, где государство помогает создавать условия для работы предприятий по транспортировке газа.

Поэтому налоговые льготы – это не единственный метод и уж тем более не панацея в стимулировании разработки ТРИЗов.

– Как вы оцениваете уровень технологичности современной российской геологоразведки?

– Развитие технологий – это постоянный процесс, не революционный, а эволюционный. Технологии создаются, и компании над этим работают, и государство. Конечно, не так быстро, как нам этого хочется. Успешным примером можно назвать разработки резидентов Тюменского технопарка, в данном случае именно государство реализовало этот проект. Кроме того, это та поддержка на уровне технопарков, которая и стимулирует разработку добычи ТРИЗов.

В Тюмени создана технология испытания скважин на уровне западных стандартов, современные технологии добычи и другие успешные проекты, которые уже применяются. Помимо технопарков в России есть крупные научные центры как “Сколково”, МФТИ, где разрабатывают новые технологии, в том числе при участии крупных компаний. Есть технологии добычи и исследования скважин, превосходящие мировые стандарты. Разработчики выполняют заказы в том числе и для западных компаний. В этом плане нам есть чем гордиться.

– Игорь Викторович, что вы можете сказать о технологиях для освоения баженовской свиты?

– Это настоящие сланцевые отложения, и во всем мире пока не созданы экономичные технологии для разработки отложений типа баженовской свиты. Технологии, которые применяются в США, не будут эффективны в наших условиях. Они применяют МГРП в горизонтальных скважинах на сверхнизкопроницаемых, сверхплотных породах. И это не аналог баженовской свиты. Они с помощью ГРП делают сеть трещин и создают искусственный коллектор, а бажен пластичен, и ГРП не будет там эффективен.

В США тоже испытывают новые технологии для своих сланцев и несмотря на опытно-промышленные испытания, они не применяются в больших масштабах. Например, технология внутрипластового ретортинга. В России аналогичную технологию применяет “РИТЭК” на своих месторождениях бажена, и есть определенные результаты. Это опытные работы непромышленного масштаба.

– Как государство поддерживает разработку бажена?

– Во-первых, создаются полигоны, во-вторых, при финансировании государства идет бурение параметрической скважины №1 Баженовская в Югре. Мы надеемся, что она даст нам понимание геологии и подскажет путь развития технологий разработки баженовской свиты.

Добавлю, что в ГКЗ создана временная предварительная методика подсчета запасов нефти по баженовской свите, которой уже пользуются компании-недропользователи. Мы полагаем, что эта методика станет мощным толчком к созданию новых подходов к изучению геологии и разработки бажена. (Агентство нефтегазовой информации/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий