Украина может оказаться в тисках зависимости от импортных поставок угля

Украина может оказаться в тисках зависимости от импортных поставок угля, который и так добывается в стране. Чтобы этого не произошло, государство должно поддерживать отечественную добычу.

Украинские ТЭС активно наращивают угольные запасы, в том числе благодаря увеличению импортных поставок. И, судя по взятым энергетиками темпам, нынешний отопительный сезон должен пройти без проблем. Однако выбранный Украиной курс на снижение зависимости от зарубежных закупок антрацита благодаря переводу блоков ТЭС на уголь газовой группы уже через год может создать новую проблему – дефицит и этого вида топлива.

ТЭС подсели на антрацитный импорт

С начала вооруженного конфликта на востоке страны проблема обеспечения углем отечественных ТЭС стоит особенно остро. Всего в Украине работает 14 ТЭС, 12 из которых находятся на подконтрольной Украине территории. Вырабатываемую ими электроэнергию практически невозможно заменить, поскольку они дают маневровые мощности в часы пик. Половина всех теплоэлектростанций спроектирована под уголь антрацитовой группы (марки А – антрацит и Т – тощий). Вторая половина – под уголь газовой группы (Г – газовый и ДГ – длиннопламенный газовый). Все шахты, добывающие антрацитовую группу, оказались на оккупированной территории. По подсчетам Минтопэнерго, из-за оккупации Донбасса образовался дефицит энергетического угля на уровне 5 млн. т в год. Что, соответственно, вынудило энергетиков искать альтернативные источники поставок.

В результате Украина оказалась прочно завязана на импортные закупки. Так, за восемь месяцев этого года отгрузка импортного энергетического угля на тепловые электростанции (ТЭС) и теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилась в 1,7 раз и составила 3 млн. 740,3 тыс. т (в январе-августе 2017 года – 2 млн. 186,9 тыс. т). По информации Минтопэнерго, львиная доля этих поставок была осуществлена из России – 2 млн. 910,3 тыс. т или 77,8% всего импортированного угля. В общей структуре российского импорта на наш рынок уголь занимает 26%. Из США завезено 685,3 тыс. т (18,3%), из ЮАР – 144,8 тыс. т (3,9%).

На такие закупки приходится тратить значительные средства. По данным ГФС, за семь месяцев 2018 года Украина закупила угля-антрацита почти на $1,97 млрд.

Однако такое положение дело сохранится ненадолго.

Перевод на газовый уголь должен ускориться

Согласно планам Министерства энергетики и угольной промышленности, озвученным еще в декабре 2016 года, Украина должна ежегодно сокращать зависимость от антрацита на 30%. В рамках реализации этой стратегии 1 марта 2017 года на уголь газовой группы переведен 2-й блок Змиевской ТЭС, входящей в госкомпанию “Центрэнерго”, а через три месяца – 5-й блок этой станции. Оба блока в данный момент успешно работают на газовом угле. В феврале нынешнего года на газовый уголь переведен и энергоблок №4 Змиевской ТЭС.

Активно занимается переоборудованием теплогенерирующих мощностей под работу на газовом угле и крупнейшая отечественная энергетическая компания – ПАО “ДТЭК”. В 2017 году она за свой счет перевела на газ марки “Г” энергоблоки №7 и 8 Приднепровской ТЭС, что позволило экономить в месяц 90 тыс. импортного антрацита. В январе-августе 2018 года теплоэлектростанции ДТЭК Энерго увеличили отпуск электроэнергии из украинского газового угля на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года – до 17,8 млрд. кВт-ч.

Всего за полтора года с угля антрацитовой группы на газовые были переведены 5 отечественных энергоблоков. Согласно озвученным ДТЭК планам, в октябре-декабре компания планирует перевести с антрацита на газовый уголь еще два энергоблока – №9 и №10 Приднепровской ТЭС. Таким образом, к началу следующего года на газовый уголь перейдут 7 энергоблоков отечественных теплоэлектростанций. Но если Украина действительно хочет быстрее решить проблему зависимости от антрацита, процесс переоборудования теплогенерирующих мощностей должен идти быстрее. Например, ранее “Центрэнерго” заявлял о планах по реконструкции еще двух блоков Змиевской ТЭС №1 и №6. Однако инициатива стала пробуксовывать из-за затягиваний с проведением тендеров.

Опасная альтернатива

Ситуация со снижением использования антрацита на ТЭС не столь линейна. Так, в начале сентября Донбассэнерго на своей странице в ФБ сообщило о планах Славянской ТЭС освоить новый вид топлива – нефтекокс. В компании пояснили свое решение дефицитом антрацита на теплоэлектростанции и

стремительным ростом цен на этот вид топлива на мировом рынке. “Сжигание нефтяного кокса будет происходить исключительно в смеси с углем с низким содержанием серы, при этом содержание серы в самой смеси не будет превышать 1,9%. Это обеспечит безопасный уровень выбросов в атмосферу, поскольку такой же показатель существует для проектного топлива Славянской ТЭС – антрацита”, – говорится в сообщении Донбассэнерго.

Нефтекокс – твердый остаток переработки нефти, который можно использовать как топливо для угольных электростанций в сочетании с обычным углем. При этом он на 37% дешевле настоящего кокса. Правда, в результате сгорания нефтекокса выделяется большое количество высокотоксичных продуктов. Например, серы – в 17 раз больше, чем при сжигании обычного кокса. Поэтому, чтобы не наносить вред окружающей среде и здоровью людей, от его использования уже отказались все развитые страны. Например, в трех штатах Индии, где еще разрешено использование нефтекокса, фиксируется критическое ухудшение экологической обстановки и рост заболеваемости населения сердечно-сосудистыми и онкологическими болезнями.

“Высокое содержание серы и ванадия в нефтяном коксе является безусловной угрозой загрязнения окружающей среды, угрозой здоровью населения, и тем более работникам Славянской ТЭС”, – написал недавно на своей странице в ФБ депутат Михаил Бондарь. Он также инициировал проверки Генпрокуратуры, Минэкологии и Минэнергетики на предмет правомерности и безопасности использования нефтекокса на Славянской ТЭС. Ранее депутат также обнародовал сертификат качества прибывшего для Донбассэнерго нефтекокса, согласно которому содержание серы в топливе составляет 6,25%. Его использование чревато превышением выбросов диоксида серы в атмосферу. Поэтому на сжигание нефтекокса должно быть соответствующее разрешение. Однако, как отмечает Михаил Бондарь, в реестре Минэкологии на официальном сайте органа компания “Донбассэнерго” не упоминается как владелец такого разрешения. Кроме серы, нефтекокс содержит также и токсичный для здоровья человека ванадий. Благодаря депутатам, информация о том, что на Донбассэнерго везут токсичное топливо, стало известно почти месяц назад. Однако профильные министерства – Минтопэнерго и Минэкологии до сих пор не отреагировали на происходящее: чиновники не соизволили выйти к общественности, чтобы объяснить – так все таки нефтекокс безвреден или опасен?

Помимо возможного ухудшения экологической ситуации использование нефтекокса чревато еще одним неприятным последствием: если в результате использования этого вида топлива Славянская ТЭС остановится (а такую возможность нельзя исключать из-за технологических нюансов), вся Донецкая область рискует остаться без электроэнергии. Несмотря на дешевизну нефтекокса, ни Центрэнерго, ни и ДТЭК не рискнули использовать его на своих теплогенерирующих мощностях. Что косвенно подтверждает небезопасность такой топливной альтернативы.

Как не попасть в новую зависимость

Единственная безопасная возможность сокращать покупки антрацита – дальнейший ускоренный перевод генерирующих мощностей на уголь газовой группы. А для этого необходимо наращивать собственную добычу угля. Пока же ситуация выглядит с точностью наоборот. По данным Минтопэнерго, в январе-августе государственные шахты сократили добычу угля на 10,5%, до 2,82 млн. т. И только благодаря наращиванию добычи частными шахтами общее сокращение угледобычи оказалось не таким существенным – на 6,5% по сравнению с аналогичным периодом 2017 г., до 22,07 млн. т. В частности, Компания “ДТЭК Энерго” за девять месяцев этого года увеличила добычу газового угля на своих предприятиях на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года – до 15,5 млн. т.

Пока падение добычи не отражается на динамике накоплений угольных запасов на ТЭС. По данным Минтопэнерго, по состоянию на 26 сентября на ГК ТЭС было накоплено 1 676,4 тыс т угля. Для сравнения, на 1 октября прошлого года остатки угля на складах государственных теплоэлектростанций составили 1 310,8 тыс т. Это означает, что при сохранении стабильных импортных закупок и отсутствии негативных последствий от эксперимента “Донбассэнерго”, которые могут нарушить стабильность работы энергосистемы, предстоящий отопительный сезон должен пройти гладко.

Но уже сейчас пора задуматься о следующем отопительном сезоне. Ведь по мере дальнейшего перевода блоков ТЭС на газовый уголь его будет потребляться все больше. А значит, чтобы не попасть в новую импортную зависимость, Украине необходимо увеличивать внутреннюю добычу. “Безусловно, для нас вопрос энергонезависимости очень актуален. И стратегия государства – избавиться от любой зависимости, которая может возникать из-за рубежа. Украина должна наращивать добычу собственного угля и приоритетно его использовать для потребностей всего энергетического комплекса, чтобы не зависеть от импортного угля – антрацита”, – заявил недавно премьер-министр Владимир Гройсман.

Чтобы достичь этой цели, Кабинет министров уже подготовил распоряжение о приоритетном включении в работу блоков тепловых электростанций, работающих на добытом в Украине угле, без учета ценовой конкуренции на рынке. По расчетам Минэнерго, выбор в пользу отечественных шахт поможет Украине сэкономить 900 млн. грн. Что немаловажно, расширение собственной ресурсной базы снизит зависимость от России, а также будет способствовать укреплению гривны из-за уменьшения импорта. (Капитал/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий