Украина: российский след – кто будет реанимировать Хмельницкую АЭС?

Почему распоряжение правительства о достройке двух блоков ХАЭС противоречит интересам Украины.

В конце июля 2018 г. правительство одобрило технико-экономическое обоснование строительства третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС. Но текст распоряжения был обнародован на сайте Кабмина только в начале сентября после доработки. Уже в опубликованном распоряжении появился дополнительный пункт, предписывающий заказчику строительства, “Энергоатому”, “осуществлять закупки товаров, работ и услуг согласно законодательству, в частности с учетом законов Украины “О санкциях”.

Уточнение понятное и уместное: Кабмин дал исполнителю указание заказать эти реакторы не у чешского поставщика Skoda JS а.s., которым владеет находящийся под санкциями российский холдинг “Объединенные машиностроительные заводы” (ОМЗ), а у кого-либо другого. Но реальность такова, что другие поставщики вряд ли смогут поставить Украине необходимое оборудование. Технико-экономическое обоснование, утвержденное правительством и одобренное центральными органами исполнительной власти, нацелено именно на Skoda JS а.s. и реакторные установки его производства. А уточнение КМУ только снимает с него ответственность за возможные последствия этой закупки.

С 2004 г. владельцем SKODA JS a.s. является российский холдинг “Объединенные машиностроительные заводы”, подконтрольный российскому Газпромбанку. Главой совета директоров Газпромбанка является глава правления ПАО “Газпром” Алексей Миллер.

По решению Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины, ОМЗ и Газпромбанк внесены в список юридических лиц, к которым применяются санкции.

Хмельницкая атомная электростанция (ХАЭС) имеет два действующих энергоблока суммарной мощностью 2000 МВт. Оператором станции является государственное предприятие НАЭК “Энергоатом”. Энергоблоки №1 и 2 ХАЭС оборудованы реакторными установками типа ВВЭР-1000 и были подключены к сети в 1987-м и 2004 году соответственно. Строительство энергоблоков №3 и 4 начато в советское время. Третий блок был построен на 75%, а четвертый – на 28. После аварии на Чернобыльской АЭС и введения в 1990 году моратория на строительство АЭС работы на этих энергоблоках были остановлены. Первые попытки возобновить строительство были предприняты только в 2005-м.

Однако у проекта есть ряд проблем, делающих его нежизнеспособным. Безопасность использования построенных еще в 1980-е годы строительных конструкций для этих реакторов до сих пор не подтверждена, ведь они 30 лет простояли под открытым небом, не были защищены от погодных влияний, что привело к их частичному затоплению и коррозии. Кроме того, возможность реализовать в обновленном проекте современные системы безопасности также не доказана.

В 2008 году был проведен тендер на поставку реакторной установки. В тендере участвовали российская компания “Атомстройэкспорт”, американская Westinghouse и южнокорейская KEPCO. Тендер выиграла российская “Атомстройэкспорт”. В январе 2011-го парламент ратифицировал соглашение между правительствами РФ и Украины, предусматривающее сооружение энергоблоков с использованием имеющихся конструкций и предоставление Россией кредита на строительство, сумму, порядок и условия выделения которого должны были определить отдельным соглашением. Реализовать проект на практике россияне не торопились. А в 2015 году, после вооруженной агрессии России против Украины, Верховная Рада расторгла соглашение с Российской Федерацией о сотрудничестве в сооружении этих блоков.

Тогда на уровне Минтопэнерго начались разговоры о “возможности обеспечить строительство энергоблоков №3, 4 ХАЭС с применением модифицированной реакторной установки ВВЭР-1000 альтернативного европейского поставщика”. Но на практике альтернативным поставщиком стала… дочерняя компания российского холдинга ОМЗ. В 2016 году “Энергоатом” как заказчик проекта заменил поставщика реакторной установки, причем сделал это без проведения тендерной процедуры. “Энергоатом” сообщил, что выбор нового поставщика состоялся “в результате проведенных переговоров с потенциальными поставщиками”.

Доказательством того, что ТЭО разработано для Skoda JS а.s., является документ на сайте “Энергоатома” под названием “Обновленная информация. Хмельницкая АЭС. Строительство энергоблоков 3 и 4”. В разделах “Компоновочные решения энергоблоков”, “Реакторное отделение” упоминается о “РУ ВВЭР-1000 Skoda JS а.s.”, а в разделе “Обоснования для корректировки ТЭО” (ст. 4) указано: “В дальнейшем была выполнена корректировка материалов ТЭО в связи с необходимостью замены поставщика реакторной установки (РУ) ВВЭР-1000 на ВВЭР-1000 производства Skoda JS а.s.”.

Ради объективности подумаем, есть ли другие компании, которые могут построить реакторы типа ВВЭР-1000?

Только две компании имеют реальный опыт строительства реакторов такого типа – это российские Skoda JS а.s. и “Атомстройэкспорт”. Принимая во внимание упомянутый закон о санкциях, они подпадают под его действие. Китайские компании и Mitsubishi вряд ли смогут принять участие в достройке третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС. Во-первых, непонятно, есть ли у них полная документация. Во-вторых, у них нет практического опыта строительства реакторов типа ВВЭР-1000.

Кроме этого, проект достройки блоков ХАЭС должен отвечать новым требованиям по безопасности, разработанным после катастрофы на “Фукусиме”. В упомянутом выше документе “Обновленная информация. Хмельницкая АЭС. Строительство энергоблоков 3 и 4” указано, что расчетно-экспериментальные обоснования дополнительных систем безопасности для ХАЭС 3, 4 выполнены именно для реакторной установки ВВЭР-1000 Skoda JS а.s. Вероятно, они были разработаны самой Skoda JS, и это было учтено при расчете стоимости проекта.

Все говорит о том, что проект строительства блоков №3 и 4 ХАЭС направлен на сотрудничество с Skoda JS а.s. Цинично, но наши чиновники дали ему зеленый свет. Потому что как иначе можно объяснить то, что ТЭО проекта получило поддержку украинских министерств и Кабмина?

Финансирование и стоимость проекта

Согласно утвержденному ТЭО, стоимость проекта составляет 72,4 млрд. грн. Раньше назывались другие суммы: от 15 млрд. в 2010 году (1,4 млрд. евро по среднему курсу того года) до 38,8 млрд. грн. в 2012-м (3,8 млрд. евро по курсу июля 2018-го).

На протяжении последнего десятилетия в Европе наблюдаются рост стоимости сооружения атомных энергоблоков, а также невозможность довести до завершения каждое из начатых строительств. Это связано с ужесточением требований к безопасности и технической сложностью в реализации. К примеру, стоимость строительства финского “Олкилуото-3” выросла с 3,2 млрд. евро до 8,5 млрд., энергоблок до сих пор не введен в эксплуатацию. Достройка двух блоков на словацкой АЭС “Моховце”, подобных блокам ХАЭС, но вдвое меньших (800 МВт против 2000 МВт), уже сегодня стоит 5,4 млрд. евро.

Вместе с тем ТЭО проекта строительства ХАЭС предусматривает строительство двух энергоблоков за 72,4 млрд. грн. (в ценах 2017 года), то есть всего за 2,3 млрд. евро. Такая стоимость сооружения энергоблоков №3 и 4 ХАЭС, о которой заявила НАЭК “Энергоатом”, выглядит крайне нереалистичной и в дальнейшем значительно вырастет, особенно если речь пойдет о привлечении международной компании и обеспечении самых высоких стандартов безопасности.

Средства на строительство энергоблоков закладываются в тариф на отпуск электроэнергии НАЭК “Энергоатом”, то есть будут взиматься с украинских потребителей. Главным инструментом финансирования проекта называют поступления от экспорта электроэнергии в рамках реализации проекта “Энергомост Украина-ЕС”, который с 2015 г. пытается реализовать “Энергоатом”. Этот проект стоимостью 234,5 млн. евро предусматривает продажу электроэнергии с блока №3 Хмельницкой АЭС в энергосистему Европейского Союза, а именно – в Польшу. Но перспективы реализации этой схемы пока неизвестны.

Риски проекта, в частности вопрос безопасности

Для сооружения энергоблоков №3 и 4 Хмельницкой АЭС атомщики планируют использовать старые строительные конструкции, возведенные в 1980-е годы. Возможность безопасного использования этих строительных конструкций на протяжении следующих 40-60 лет на сегодняшний день не подтверждена. По результатам последней, проведенной в 2012 году, оценки состояния отдельных строительных конструкций реакторного отделения этих двух энергоблоков пришли к выводу, что часть строительных конструкций находится в аварийном состоянии и должна быть демонтирована, а часть можно использовать только после проведения ремонтно-строительных работ.

В 2016 году Минэнерго требовало провести дополнительную экспертизу прочности строительных конструкций, но на сегодняшний день это не сделано. Состояние конструкций и их подтвержденная способность выдержать нагрузку от работы реакторов на протяжении всего времени сооружения и эксплуатации блоков (50-60 лет) являются определяющими для проекта, ведь скорректированное ТЭО и его смета базируются на плане использования именно этих старых строительных конструкций.

Другим важным вопросом является возможность размещения энергоблока №3 с дополнительными системами безопасности в старых конструкциях 1980-х годов. За 30 лет, прошедших с начала строительства, изменились требования норм и стандартов безопасности при проектировании реакторных установок. В частности, после аварии на АЭС “Фукусима” в 2011 г. возникла необходимость сооружать новые, дополнительные системы безопасности, которые не были предусмотрены в первоначальном проекте. Эти системы влияют на размер и вес установки. Соответственно, прочность строительных конструкций для них не просчитывалась.

После одобрения Кабмином ТЭО и завершения процедуры экологической оценки влияний проекта на окружающую среду должен быть принят закон Украины “О строительстве….” и начата непосредственная реализация. До этого момента ТЭО проекта необходимо пересмотреть, вывести реалистичную стоимость строительства, проанализировать альтернативные варианты. Такой анализ должен учитывать все факторы, в частности нерешенность проблемы радиоактивных отходов, продуцируемых АЭС, риск значительного роста стоимости и задержек строительства, зависимость от поставщиков технологии и топлива и т.п.

Обеспечение энергонезависимости страны относится к приоритетным задачам, стоящим перед нашим государством. И государство точно не заинтересовано в поддержке компаний страны-агрессора ни по политическим, ни по экономическим вопросам и тем более с точки зрения безопасности. Все же речь идет об атомной электростанции, и последствия непродуманных действий здесь могут быть катастрофическими. (Ирина Головко, центр экологических инициатив “Экодия”, Зеркало недели/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий