Россия: расходы на добычу нефти оказались одними из самых низких

30 ноября несколько десятков стран встретятся в Вене, чтобы обсудить судьбу соглашения об ограничении уровня нефтедобычи. Кроме 24 государств-участников пакта, включая Россию, ожидают представителей еще минимум 20 стран-наблюдателей.

О вероятности продления сделки не заявил только ленивый, и это уже заложено в цены. Вне зависимости от итогов встречи, котировки могут упасть. Инвесторы будут следовать принципу “покупай на слухах, продавай на фактах”. Критично ли это для нашей нефтедобывающей отрасли, и кто больше выигрывает от сделки ОПЕК+?

В России себестоимость добычи нефти составляет в среднем от $3 до $8/баррель, сообщил замминистра энергетики Антон Инюцын. До него, напомним, министр энергетики Александр Новак говорил о $10-15, а годом ранее замминистра Кирилл Молодцов о $2.

Себестоимость добычи нефти, пожалуй, самый интригующий, но труднодоступный показатель. Статистика складывается из различных источников “разношерстных” данных, порой не поддающихся проверке. Во-первых, даже в одном регионе стоимость разработки разных месторождений может сильно разниться, в первую очередь из-за геологических характеристик, требующих того или иного технологического подхода.

Среди стран с добычей нефти более 10 млн. т в сутки Россия занимает второе место по себестоимости

Во-вторых, расчет производится на основе такой детальной финансово-производственной информации, которую добывающие компании не стремятся раскрывать. При таких неопределенных исходных данных любое усреднение (по компании, по стране) приводит к еще большей условности.

Но в отличие от средней “температуры по больнице” средние показатели себестоимости добычи хоть и не точный, но важный индикатор состояния сырьевой экономики, опирающейся на доходы от продажи нефти. Сейчас ситуация для нас благоприятная: цена нефти в 59-64 долларов/баррель – вполне комфортна, признают эксперты. “При нынешнем уровне цен на нефть в мире наша добыча по стоимости и остальным показателям позволяет обеспечивать положительную экспортную рентабельность”, – рассказал “РГ” главный редактор новостей товарных рынков Thomson Reuters в СНГ Александр Ершов.

Что же в других странах? По оценкам аналитиков, в Великобритании себестоимость добычи нефти достигает, а то и превышает 40 долларов/баррель. Это объяснимо – добыча ведется почти исключительно на шельфе, где затраты априори выше, чем на суше.

К тому же британский сектор Северного моря – выработанный нефтегазодобывающий регион. На многих его месторождениях сейчас стоит задача по продлению жизни промысла. Это возможно за счет применения новых технологий, кардинального обновления добычной инфраструктуры, а также за счет вовлечения в разработку мелких залежей, считавшихся по отдельности нерентабельными.

А в сопоставимом с Великобританией по объемам нефтедобычи Омане (приблизительно по миллиону баррелей в сутки было в прошлом году) себестоимость оценивается примерно в $4-5/баррель. И даже в соседней Норвегии, которая не только разрабатывает нефтяные месторождения исключительно на шельфе, но и делит с королевством Северное море, себестоимость добычи значительно ниже.

Различные оценки здесь, как правило, не достигают $15/баррель. Это можно объяснить относительной “молодостью” норвежской нефтяной индустрии, которая начала развиваться лишь во второй половине прошлого века, а также активным развитием национального технологического арсенала.

В США средняя себестоимость нефтедобычи сравнима с показателями Норвегии, Китая и Венесуэлы. Но однозначно Ближний Восток дает наиболее дешевую по затратам на добычу нефть. И она в совокупности составляет более 34 процентов мировой нефтедобычи.

Большинство аналитиков согласятся, что усредненная себестоимость ближневосточной нефти меньше, чем российской. На карте мира Россию по данному показателю можно определить на 9-е место среди 21 страны с добычей выше млн. баррелей в сутки. И на 6-е место среди стран с добычей выше трех млн. (таких всего девять). Среди самых крупных производителей нефти с объемом добычи выше 10 млн. баррелей в сутки (США, РФ и Саудовская Аравия) Россия уступает по себестоимости добычи Саудовской Аравии. В целом же опережают Россию по дешевизне добычи только страны Ближнего Востока и Алжир.

Существенное преимущество по себестоимости России дает то, что большинство наших разрабатываемых месторождений находятся на суше, где затраты намного меньше, чем на морских промыслах. А разработка трудноизвлекаемых запасов и нетрадиционных источников пока занимает в РФ несущественную долю.

В российской нефтяной отрасли традиционно принято считать большим преимуществом экспортные возможности крупных компаний. Их возможность варьировать экспорт сырья и его переработку на своих заводах ВИНК (вертикально интегрированные нефтяные компании, имеющие в своем составе как добычные мощности, так и производство нефтепродуктов, топлива и продуктов нефтехимии, а также сбытовые сети и АЗС).

Соответственно принято считать “ущемленным” положение тех нефтедобывающих компаний, в основном небольших по объемам добычи, которые не имеют ни собственных НПЗ, ни возможности отправлять большие объемы сырья на экспорт. Это так называемые независимые (не входящие в состав ВИНК) компании, большинство которых объединены в ассоциацию “Ассонефть”.

На вопрос “РГ”, является ли бизнес таких компаний рентабельным при существующем коридоре мировых цен, советник по экономике “Ассонефти” Маргарита Козеняшева сказала: “Сложившийся сегодня коридор цен для наших компаний вполне комфортен. Может, он не позволяет развернуться с инвестициями, но он приемлем. Что же касается преимуществ экспортеров и ВИНК, то могу сказать, что сегодня в отрасли создана паритетность цен – и при сдаче сырья на переработку внутри страны, и в вопросах налогообложения сегодня учитываются мировые цены”.

При этом Козеняшева дала свою оценку себестоимости добычи нефти – $7-15/баррель в целом по отрасли, напомнив, что цена “отсечения” в формуле расчета налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), когда налог будет обнуляться, равен $15. Возможно, добавила она, введение налога на финансовые, а не на физические показатели еще больше нивелирует проблемы неравного положения компаний и себестоимости их добычи, хотя пока механизм расчета и текст законопроекта неясны. При этом она отметила, что преимущества у крупных компаний перед неинтегрированными с малой добычей, безусловно, есть: больше маневренности, меньше рисков при разработке большого числа разных месторождений и более доступные кредитные деньги.

“Точную величину себестоимости добычи компании скрывают, оценить ее сложно, – сказал “РГ” главред новостей товарных рынков Thomson Reuters в СНГ Александр Ершов. – Но поскольку весь netback строится в долларах, то очевидно, что рост курса уменьшил долларовые затраты производителей в РФ, которые они несут в рублях. По той же причине подорожало импортное оборудование, технологии. Но главное, стали намного дороже деньги. Разведка и добыча – очень капиталоемкий процесс, обычно растянутый на годы, и стоимость привлечения инвестиций едва ли не решающий показатель”. (Российская газета/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий