Украина: ПАО “Укргидроэнерго” обеспечило ПАО “Турбоатом” и ГП “Электротяжмаш” заказами до 2021 года

Генеральный директор “Укргидроэнерго” о том, почему в Украине нужно строить больше ГЭС и как компания будет привлекать инвесторов для строительства солнечных электростанций.

– Игорь Григорьевич, на прошлой неделе “Укргидроэнерго” подписала контракт с “Турбоатомом” и заводом “Электротяжмаш”. Что он предусматривает, какова его стоимость и сроки выполнения?

– Одно из направлений деятельности “Укргидроэнерго” – это реконструкция действующих электростанций, которые были построены еще в прошлом веке. Если срок службы гидротехнических сооружений, таких как, например, плотины, составляет 100 лет, то оборудования гидроэлектростанций – около 40 лет. И как раз сейчас мы занимаемся заменой и модернизацией этого оборудования. Это проект “Реабилитация ГЭС”.

В 2011-2012 гг. мы подписали с Европейским инвестиционным банком (ЕИБ) и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) соглашения, и они выделили 400 млн. евро кредитов на второй этап реконструкции ГЭС и ГАЭС – всего 21 гидроагрегат на Киевской ГАЭС, Каневской ГАЭС, Кременчугской ГЭС, Среднеднепровской ГЭС, Днепровской ГЭС-1 и ГЭС-2. Но деньги банков – это только 70% стоимости реконструкции, а остальные 30% – собственные средства “Укргидроэнерго”.

Мы уже провели закупку оборудования для реконструкции 19 гидроагрегатов, процедура проходила в два этапа, по международным стандартам. 16 гидроагрегатов выиграли “Турбоатом” и “Электротяжмаш”, а три – немецкая Andritz Hydro.

Подписанные на днях с “Турбоатомом” и “Электротяжмашем” контракты – в рамках этой программы модернизации. Будут заменены два гидроагрегата на Среднеднепровской ГЭС и Днепровской ГЭС-2. Сумма контракта – более 2 млрд. грн. (с НДС), срок выполнения – до 2021 года. “Турбоатом” изготовит поворотно-лопастные турбины, а “Электротяжмаш” – генераторы.

Нам нужно будет еще провести тендеры на закупку оборудования для реконструкции двух гидроагрегатов на Кременчугской ГЭС – последних из 21 запланированного. Сейчас прописываем техническое задание и выйдем на торги в первом квартале 2018 года.

Потом у нас останется еще реконструкция 16 гидроагрегатов, но это будет уже третий этап модернизации. В следующем году мы начинаем переговоры с банками, будем формировать пакет предложений по финансированию. Всего же до 2026 года у нас должна быть закончена реконструкция всех 100 гидроагрегатов на всех станциях. Если взять всю украинскую генерацию, то на сегодня аналогичной программы по модернизации и реконструкции не было ни у кого – ни у тепловой генерации, ни у атомной.

– Какой будет экономический эффект от этой модернизации для “Укргидроэнерго”?

– Срок службы гидроагрегатов будет продлен на 40 лет, их мощность увеличится на 10%, и они будут соответствовать более высоким стандартам по экологии. Если мы повысим мощность всех гидроагрегатов на 10%, то суммарный прирост составит порядка 400 МВт. Чтобы было понятно, это почти эквивалентно одной Киевской ГАЭС. На сегодня реконструкция уже позволила повысить мощность на 280 МВт.

Но реконструкция дает эффект не только для “Укргидроэнерго” – наши заказы обеспечат 60% загрузки “Турбоатома” и почти 80% загрузки “Энерготяжмаша”. Эти предприятия будут обеспечены заказами до 2021 года. А ведь они еще сделают заказы своим партнерам. Мы подсчитали, что реконструкция ГЭС обеспечит работой на “Турбоатоме” и “Электротяжмаше” 8 тыс. человек, а с учетом других предприятий – свыше 15 тыс.

При строительстве Днестровской ГАЭС 80% оборудования будет изготовлено украинскими производителями. Модернизация гидроэлектростанций позволила сохранить и проектные институты. А если бы мы, начиная с 1998 года, не проводили реконструкцию, то “Турбоатом” и “Электротяжмаш” не выжили бы – заказов у них не было бы. А в последнее время они за счет наших заказов не только выживают, но и модернизируются.

– Но “Укргидроэнерго” не только модернизирует, но и строит новые станции…

– У нас уже запущены и работают на Днестровской гидроаккумулирующей станции три гидроагрегата, четвертый строится и планируются еще три. Многие могут подумать, что гидроэнергетика – это прошлый век, сейчас нужно думать об аккумуляторных станциях, таких, какие строит Илон Маск. Но это не совсем так. Например, только три работающих гидроагрегата Днестровской ГАЭС позволяют экономить 1,1 млн. т угля в год и приблизительно на $150 млн. газа. Когда меня спрашивают, зачем строить ГАЭС – это вчерашний день, я предлагаю посчитать срок окупаемости такого проекта. Строительство четвертого гидроагрегата Днестровской ГАЭС стоит 4,5 млрд. грн. Деньги большие, но этот гидроагрегат позволяет экономить приблизительно 400 тыс. т угля в год, а уголь сегодня стоит 2400 грн./т. Также он экономит газа приблизительно на $60 млн. В итоге мы получаем 2,5 млрд. грн. экономии на угле и газе. Поэтому строительство окупится менее чем за два года. Поэтому ГАЭС строить нужно, особенно учитывая, что у нас сегодня большие проблемы с углем и мы импортируем не только антрацит, но уже и уголь газовой группы.

Сейчас активно строятся солнечные и ветровые станции, но для них нужны регулирующие мощности. Я всегда говорю: если строится альтернативная энергетика, то она вытесняет из базового производства тепловую – ТЭС и ТЭЦ. Но если на 1 тыс. МВт мощностей солнечных и ветровых станций не построить 800 МВт регулирующих мощностей ГАЭС, то тогда регулировать энергосистему придется теми же тепловыми блоками. Но тепловая генерация неэффективна в регулировании – оборудование блоков на 90% изношено и не приспособлено для таких параметров работы. И их электроэнергия при использовании в регулировании будет дороже, чем нынешние 2 грн. за 1 КВт. Сможем ли мы тогда добиться понижения тарифа для потребителя? Однозначно нет.

– Как “Укргидроэнерго” участвует в развитии городов-спутников ваших станций?

– На строительстве Днестровской ГАЭС привлекались компании из 17 областей Украины, было задействовано около 15 тыс. работников. В пик строительства на самом объекте работали до 2,5 тыс. строителей, но при этом не менее 1 тыс. человек – это местные жители, которые благодаря нашему проекту получили работу здесь, в Украине, а не выехали на заработки в ту же Польшу. Кроме того, все компании, участвующие в проекте, должны были зарегистрироваться на месте, чтобы платить налоги в местные бюджеты.

Все наши проекты, что Каневской ГАЭС, что Днестровской ГАЭС, что Каховской ГЭС, имеют большой социальный аспект. Мы заложили на Канев 300 млн. грн., на Днестровской ГАЭС – 280 млн. на социальное развитие регионов: мы построили в Сокирянах большую по масштабам района больницу, дом культуры, газопроводы, водопроводы, в жилых домах отремонтировали лифтовые шахты и перекрыли крыши. Это все сверх того, что мы отчисляем на социальную инфраструктуру.

Что бюджеты этих городков имели раньше? Только деньги на защищенные статьи, то есть на зарплату, а вот на инфраструктурные проекты денег уже не было. Деньги у местных бюджетов стали появляться последние несколько лет. А мы давали по 10-20 млн. грн. каждый год именно на социальное развитие. При этом местные органы власти сами определялись с объектами, которые им нужно построить или отремонтировать, а мы только проверяли правильность использования денег.

Наше строительство – это и новые рабочие места. Днестровская ГАЭС – это 300 сотрудников, и мы для них построили новый 114-квартирный дом в Новоднестровске.

– Энергетика в последнее время бурно развивается, и не только за счет солнечной и ветровой – появляются новые виды альтернативной энергетики, различные аккумуляторные станции. Вы не планируете подобным заняться?

– Мы будем разрабатывать ТЭО на строительство солнечной электростанции мощностью 60-80 МВт, которую можно разместить на территории Днестровской ГАЭС. У нас там большая контролируемая зона, есть возможность подключения к сети. В Европе очень распространена практика, когда возле ГАЭС размещают солнечные и ветровые станции. Когда мы этот проект разработаем, то сможем продать его инвестору. Есть и проекты строительства ветровых станций возле ГАЭС.

– Почему сами не хотите строить, а предлагаете инвестору?

– У нас и так большая инвестиционная программа развития гидроэнергетики до 2026 г. Нам есть чем заниматься и куда вкладывать средства. Прежде чем гнаться за новшествами, нам нужно сначала эффективнее использовать существующий внутренний потенциал. Если в Европе гидропотенциал рек используется на 90-98%, то в Украине – всего на 58%. Нам есть еще куда двигаться. (Александр Суков, Деловая столица/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий