Украина: почему НАК «Нафтогаз Украины» пока проигрывает в Стокгольмском арбитраже $4 млрд.

Разобраться, кто оказался в нокауте, а кто просто поскользнулся на судебном ринге, непросто. Как бы там ни было, после финального судебного гонга каждый из соперников побежал в свой угол ринга, встал на канаты и победоносно вскинул руки вверх под оглушительный рев фан-сектора.

В таких ситуациях, как показывает практика, в большем выигрыше именно тот, кто меньше всего говорит. Чтобы удачу не спугнуть и спокойно вкусить плоды победы. В этом контексте реакцию “Нафтогаза” умиротворенной никак не назовешь: в своих комментариях представители украинской компании объявили о чуть ли не эсхатологической победе над многоголовым чудищем судного дня. Комментарии “Газпрома” были более земными. Уже исходя из данного позиционирования становится ясно, кто и что получит.

Наш “Нафтогаз” – приятные бонусы в виде списания нереальных штрафов и полный горшочек морального удовлетворения, а российский “Газпром” банальные деньги. В Москве, несмотря на великодержавный российский шовинизм, оказались люди не гордые и уступили пальму морального первенства тому, кому она в данный момент нужнее. Логика здесь примерно такая: отдайте нам наши деньги и можете всласть рассказывать внутреннему пользователю о победе Давида над Голиафом.

Ходят слухи, что даже члены украинского правительства пока не получили официальный текст, чтобы рассмотреть его на заседании Кабмина, хотя, надо думать, они уже догадываются о его содержании. Вполне очевидно: будь это решение столь победоносным для нашей страны, его бы уже напечатали в свежем выпуске “Урядового курьера” и раздавали в виде рекламных брошюр в киевском метро под слоганом “Добились!”.

Но даже той информации, которая просочилась в средства массовой информации, достаточно для того, чтобы сделать примерную калькуляцию затрат государства Украина для финансирования праздничных мероприятий, связанных с данной “викторией”.

Оспариваемый в суде контракт на поставку природного газа был подписан между “Газпромом” и “Нафтогазом” в 2009 г. В соответствии с его условиями Украина взяла на себя обязательства покупать в России 52 млрд. куб. м природного газа в год, из них 80% по схеме “бери или плати”. Таким образом, наша страна обязалась выкупать не менее 41,6 млрд. куб. м в год или платить за невыбранный объем.

Данные фактической поставки природного газа в Украину показывают, что указанный выше минимальный объем выборки газа практически никогда не достигался. С ноября 2015 г. Украина отказалась от закупок газа у российских поставщиков и пользуется услугами европейских трейдеров. Украина, как известно, в июне 2014 г. отказалась платить “Газпрому” деньги за поставленный газ по причине несправедливой цены, заложенной в газовых контрактах: газ для нашей страны выходил дороже, чем для некоторых европейских стран, и это без учета транзитного плеча.

В июне 2014 г. спор был передан в Стокгольмский арбитраж. “Нафтогаз” требовал компенсацию за применение нерыночной цены в период с 20 мая 2011 г. по октябрь 2015 г.: сумма переплаты составила $14,1 млрд. (а с учетом штрафных санкций – $17,9 млрд.), а также компенсацию за заниженную стоимость транзита российского газа в Европу в размере $16 млрд.

Суммы претензий “Газпрома” к нам были куда существеннее. Сюда была включена и цена российского газа, поставленного, но не оплаченного Украиной после отказа нашей страны платить несправедливую цену, и стоимость невыбранного газа по принципу “бери или плати” за весь срок контракта, и поставки газа на оккупированные территории Донецкой и Луганской областей, которые, естественно, никто не оплачивал.

По заявлению “Нафтогаза” общая сумма всех потенциально возможных претензий российской стороны составила $75 млрд.

Теперь попробуем разобрать судебное решение по составным частям.

Принцип “бери или плати” был ключевой частью контрактов “Газпрома” с большинством европейских покупателей, в том числе и контракта с Украиной. Начиная с 2015 г. европейские покупатели начали оспаривать данный принцип, заложенный в газовых контрактах, например, чешская RWE Transgas в Венском арбитраже признала его никчемным. То, что международная судебная практика уже не на стороне россиян, косвенно признали и в самом “Газпроме”, когда исключили данное правило из так называемого “зимнего пакета”, заключенного с Украиной осенью 2014 г.

Таким образом, к моменту рассмотрения спора “Нафтогаза” и “Газпрома” в Стокгольмском арбитраже у нашей стороны были все основания выиграть спор по данному эпизоду, помешать этому могла лишь чудовищная ошибка украинских представителей в суде.

Кроме того, необходимо обратить внимание на один важный нюанс. Принцип “бери или плати” не отменен! Просто в соответствии с международной судебной практикой данное правило в арбитражных судах приводится в соответствие с реальными потребностями покупателя. Простыми словами, нельзя заставить купить тот объем, который тебе не нужен, но можно это сделать в отношении экономически обоснованных поставок. Как это отразилось на Украине, увидим ниже.

Прогнозируемым был и исход дела по оплате газа, поставленного в ОРДЛО: Украина заблаговременно предупредила “Газпром” о том, что узлы учета на неподконтрольных территориях не будут использоваться для расчета объемов потребленного энергоносителя. Данные действия являются суверенным правом любой страны, и операции “Газпрома” по продолжению поставок подпадали под определение “на свой страх и риск”.

Претензии “Нафтогаза” относительно недоплаты “Газпромом” стоимости транзита будут окончательно рассмотрены арбитражем в феврале этого года, результат иска пока неопределенный, так как международных прецедентов по данному вопросу еще не было.

Таким образом, “Нафтогаз”, заявив о победе, подразумевал, что его не заставят платить то, что он и так заплатить бы не смог: для Украины на данном этапе проблематично сделать платеж на несколько млрд., а признанный иск в размере более $70 млрд. был бы неподъемным не только для компании, но и для страны в целом.

Сомнительно, что “Газпром” ставил себе целью получить эти деньги, зато для политического давления это отличный инструмент. Огромные суммы исков служили лишь отвлекающим маневром, который прикрывал достижение главных целей: закрепление минимальных поставок природного газа в Украину; получение денег за поставленный и неоплаченный газ; выход из-под юрисдикции антимонопольных органов Украины; судебное определение параметров стоимости транзита газа по территории Украины.

Как показали последние события, первые три цели уже достигнуты россиянами, в феврале будет достигнута и четвертая.

Стратегические задачи “Газпрома” лежат далеко за пределами Стокгольмского арбитража: это и окончание проекта “Северный поток-2”, и переговоры с крупнейшими европейскими газовыми трейдерами (Snam, Eustream, Gasunie, GRTgas), которые уже сейчас планируют свои закупки природного газа у россиян на ближайшие пять лет и сосредоточены на создании нового энергетического хаба в Германии или, например, на севере Италии. Вполне возможно, что кто-то из этих компаний получит с ведома “Нафтогаза” и контроль над украинскими магистральными газопроводами, включая подземные хранилища газа в Карпатах.

Что касается тактических целей россиян, то они, как указывалось выше, практически достигнуты.

Стокгольмский арбитраж закрепил минимальные объемы, которые Украина должна закупать у россиян до 2019 г., в размере 10% от контрактного объема (мы уже говорили о том, что это 52 млрд. куб. м). Таким образом, принцип “бери или плати” в отношении Украины был снижен до 80% от 5,2 млрд. куб. м или до 4,16 млрд. куб. м. Цена закупок газа определена исходя из показателей продаж в европейских газовых хабах: сейчас это не более $230/тыс. кубов. Таким образом, уже в 2018 г. Украине придется заплатить “Газпрому” примерно $1 млрд. за поставки газа. Столько же и в 2019-м.

За полученный, но неоплаченный природный газ также придется заплатить, правда, цена здесь снижена решением суда с $485 до $352 за 1000 куб. м. В общей сложности сумма платежа “Нафтогаза” “Газпрому” должна составить $2,019 млрд. Украинская компания уже заявила, что не будет платить до вынесения вердикта по транзитному спору. И это правильно, ведь в случае, если арбитраж присудит выплату в пользу Украины некоей суммы, то две компании могут произвести взаимозачет.

Однако, если верить россиянам (“Нафтогаз” решения суда, как уже говорилось, пока никому не показал), начиная с 22 декабря 2017 г. на сумму задолженности “Нафтогаза” перед россиянами будет начисляться пеня в размере 0,03% за каждый день просрочки или $600 тыс. в день, и так до момента полного погашения долга. Таким образом, ожидание февральского решения арбитража относительно транзита будет стоить нам более $40 млн.

Кроме того, Стокгольмский арбитраж принял решение, что споры по газовому контракту не будут рассматриваться в соответствии с действующим украинским законодательством. Таким образом, “Газпром” получил серьезный козырь для оспаривания решения Антимонопольного комитета Украины о наложенных на него штрафах в размере 170 млрд. грн.

Общий финансовый риск результатов Стокгольмского арбитража на данный момент составляет для “Нафтогаза”, а следовательно, и для платежного баланса страны – более $3 млрд. в 2018-м году и $1 млрд. в 2019-м. И это вполне можно назвать нашей платой за победу. Что касается “Газпрома”, то его плата за поражение пока равняется нулю (если не брать во внимание будущее решение по транзиту). Впору говорить не о стокгольмской победе, а о стокгольмском синдроме, когда одна, скажем так, не совсем победившая сторона неуемно празднует.

Конечно, можно себя потешить тем, что Украине не пришлось платить стране-агрессору $75 млрд.. Ну это как в еврейском анекдоте, где для решения проблем многодетной семье, проживающей в одной комнате, посоветовали купить козу, а затем продать ее. Как говорится, почувствуйте разницу. (Алексей Кущ, Деловая столица/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий