Украина: в последние годы наблюдается бум строительства газонаполнительных станций (ГНС)

В последние годы Украину накрыл бум строительства газонаполнительных станций. Две были построены в Борисполе, по одной в Измаиле, Бородянке, Золочеве, Барышевке и Переяславе: в 2017-2018 гг. будет введено в эксплуатацию больше станций, чем за всю историю страны.

Разразившийся в августе-сентябре 2017 г. кризис поставок газа лишь подчеркнул проблематику. За происходящим пока пассивно следит крупнейший владелец ГНС в Украине – облгазы, контролирующие большинство унаследованных от СССР хранилищ.

Дмитрий Круподеров – руководитель компании “Центрнафтогазпостач”, которая долгое время была ключевым партнером облгазов, – не согласен с тем, что в стране наблюдается дефицит мощностей для хранения газа. Более того, эксперт считает, что в будущем Украина сможет в основном обходиться только приграничными базами хранения. Кроме того, как выяснилось в ходе беседы, “Центрнафтогазспостач” меняет формат взаимодействия с облгазами.

enkorr: Одной из причин кризиса в августе 2017 г. стал дефицит мощностей хранения. Как Вы оцениваете влияние этого фактора?

Д. Круподеров: Я считаю, что это было одним из факторов, но он не был основным. Если посмотреть на характеристики и географию ГНС, то видно, что вся территория Украины ими покрыта. Инфраструктура, которая находится в управлении облгазов и других компаний позволяет полностью обеспечивать потребности украинского рынка в хранении и перевалке газа.

enkorr: На пике потребления емкостей имеющегося парка ГТС Украине хватит на 5-7 дней…

Д. Круподеров: Если эффективно использовать имеющиеся мощности, то все будет нормально. Это, во-первых. А во-вторых, мы понимаем, что использование ГНС затратно для бизнеса, и это влияет на цену на заправках. Поэтому сейчас мы видим, что действия трейдеров направлены на то, чтобы везти импортный газ или ресурс внутреннего производства непосредственно на заправку. Какой-то емкостный парк хранения в стране должен быть, но его значимость явно переоценена.

Доля доставки газа в железнодорожном транспорте сокращается из года в год, а парк газовозов увеличивается. По сути, это передвижной парк хранения. Сегодня в Украине декларируется около автономных 600 газовозов. Это означает, что у нас на колесах хранится/транспортируется 12 тыс. т ресурса! Плюс порядка 40 тыс. т стационарного хранения без учета баз хранения заводов производителей Украины при месячном балансе Украины 120-160 тыс. т.

enkorr: Почему в августе 2017 так “накрыло” газовый рынок?

Д. Круподеров: Я считаю, сработал комплекс факторов. Первое и основное – это высокий сезон. Август-сентябрь, как известно, это и период отпусков, и период возврата с отпусков, и по деловой активности это пиковый период. Мы это очень хорошо видим по проливам на заправках. Раньше этот пик удавалось отработать стабильно, а в 2017 году не получилось.

Второе. Все I полугодие Украина была перелита газом! Сначала весной, перед началом сезона, газ завезли с запасом; потом перед майскими праздниками завезли газ с запасом, потом перед летом завезли газ с запасом. В результате ГНС облгазов были забиты на 100%. А кроме того порядка 500 цистерн на протяжении 4-5 месяцев постоянно находилась на жд-станциях и на территории ГНС. Их было просто некуда сливать! Естественно, профицит газа сразу давит на цену. В итоге бизнес начинает работать в убыток. И в какой-то момент, после полугода работы в минус просто вымывается “оборотка” и газ с запасом уже никто не везет. Именно так произошло в июле.

enkorr: Но ведь российские компании перестали свободно отгружать ресурс в Украину, вот и перестали везти! Насколько важен был фактор ограничений со стороны РФ?

Д. Круподеров: В количественном выражении, сколько заходило российского газа в Украину, столько и продолжало заходить. Произошла не монополизация импорта газа в Украину, а монополизация экспорта газа из России. Но это дело России, а не наше, мы не можем на это повлиять.

Да, еще был один фактор именно в августе – несколько заводов закрылось на плановый ремонт. И вот этот комплекс факторов сработал, все сложилось в одну корзинку. И произошел ситуативный всплеск спроса, который не без панических настроений загнал цену вверх на августовском аукционе “Украгаздобычи”.

enkorr: Такой было количественное выражение спроса. Никто же не заставлял людей покупать.

Конечно. Поэтому и не вижу никакого заговора против Украины.

enkorr: Выходит, что обсуждаемый резерв СУГ позволил бы сбить панику и сохранить адекватную цену?

Д. Круподеров: За чьи средства и на чьих мощностях это будет создано? Эти два главных вопроса заводят всех в тупик. Кто возьмет на себя эту функцию? Государство? Я считаю, что это – утопия. Потому что нет источника финансирования, нет компаний, которые способны это взять на себя.

Вместо этого было бы хорошо, если бы государство помогало бизнесу отстраивать процессы по импорту необходимых объемов газа таким образом, чтобы вообще исключить этап промежуточного хранения. Это должны быть диверсифицированные источники импорта, это, может быть, какие-то условия для импортеров с обязательной финансовой ответственностью – импортеры должны понимать, что если они продают газ по непрозрачным каналам, то могут пострадать финансово.

Потребность в газонаполнительных станциях с каждым годом снижается, и будет дальше снижаться. Особенно потребность в тех ГНС, которые не стоят на транзитных направлениях между каким-либо государством-экспортером и рынком Украины. В центральных регионах и на юге газонаполнительные станции в основном стоят пустые. Ресурс доезжает до ГНС в северных областях и оттуда уже по всей стране развозится газовозами. Я думаю, что в ближайшие годы у многих владельцев ГНС на юге станет вопрос о закрытиях этих мощностей. По крайней мере в том виде, в котором они работают сегодня.

Мы говорим о строительстве новых мощностей, однако давно пора задуматься над повышением качества существующих: об улучшении сервиса для клиентов, о повышении качества и количества выдаваемого ресурса, пр.

enkorr: В этих условиях первыми уйдут с рынка облгазы. Каково состояние их активов сегодня и есть ли планы по их развитию?

Д. Круподеров: ГНС дочерних компаний облгазов, безусловно, требуют технического перевооружения. Что касается планов, то мне сейчас трудно их комментировать, поскольку взаимоотношение между “Центрнафтогазпостачем” и структурами облгазов сегодня пребывают в стадии реформирования. Мы пересматриваем функционал, однако по сути “Центрнафтогазпостач” уже не отождествляется с близким партнером дочерних компаний облгазов.

enkorr: В чем именно выражается упомянутое реформирование отношений?

Д. Круподеров: Раньше у компании “Центрнафтогазпостач” было две функции. Первая – это оборот сжиженного газа, в том числе импорт и первичная логистика. Вторая функция – это совместная отстройка бизнес-процессов, оптимизация затрат связанных с приемом, хранением и реализацией сжиженного газа, реструктуризация управления этих компаний, налаживание длительного взаимодействия с другими участниками рынка.

enkorr: То есть, вы по сути осуществляли управление активами, были руками и головой этого бизнеса?

Д. Круподеров: Не совсем так. Мы просто активно участвовали в этих процессах. Сейчас “Центрнафтогазпостач” постепенно отходит от этих процессов. Свою функцию мы выполнили – на сегодняшний день это самодостаточные компании, отдельные юридические лица, полноценные участники рынка. Они доходны, не перекредитованы, имеют собственные средства для самостоятельного существования. Да, их не всегда достаточно для жизни в расслабленном состоянии, но все же в 2017 г. они показали лучшие финансовые показатели с 2014 года.

enkorr: А что будет с “Центрнафтогазпостачем”?

Д. Круподеров: Мы будем искать свое место на рынке. У нас есть хорошее понимание рынка, штат опытных сотрудников в трейдинге, в логистике и во всех процессах, связанных с закупкой, перевалкой и реализаций сжиженного газа. Кроме того, я не исключаю, что к нам могут примкнуть нынешние руководители дочерних компаний облгазов – есть ощущение, что там тоже могут происходить изменения.

У “Центрнафтогазпостача” есть TERM-контракт с Proton Energy на поставку сжиженного газа, мы будем его выполнять. Да, в декабре-марте контракт тяжелый, но посмотрим, что будет дальше. Кому сейчас легко?!

Стратегически мы будем выстраивать свою деятельность, исходя из того, что в среднесрочной перспективе, рынок нефтепродуктов, как в Украине, так и в мире будет трансформироваться, эволюционировать.

enkorr: У Вас огромный опыт в баллонном бизнесе. Не собираетесь его применять?

Д. Круподеров: Вряд ли. Баллонный рынок, безусловно, в Украине есть. Я оцениваю его, как угасающий, как не перспективный. Почему? Потому что основной потребитель – это житель сельской местности, негазифицированных населенных пунктов. Это, как правило, какие-то деградирующие населенные пункты, перспективы развития у этого сегмента на мой взгляд нет.

enkorr: Но ведь облгазы вряд ли занимались этим бизнесом в убыток…

Д. Круподеров: Безусловно, какая-то доходность у этой деятельности есть, но снова-таки, только благодаря спецаукционам. Но тут кроме коммерческой составляющей есть аспект безопасности. Именно он отсеивает из этого сегмента всех желающих. (Артем Куюн, Enkorr.com.ua/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий