Украина: НАК “Нафтогаз Украины” и ПАО “Газпром” – возникнет ли газовый посредник

Украинские власти продолжают политические дебаты о реформах и газе, “Нафтогаз” и “Газпром” развивают свою историю судебных отношений, Еврокомиссия согласилась на роль арбитра между компаниями. На этом фоне среди участников украинского газового рынка набирает обороты спор, возникнет ли посредник для закупок российского газа, который поможет снизить накал страстей в противостоянии Киева и Москвы. Mind оценил вероятность реализации такого сценария.

Что изменил вердикт Стокгольма?

Последнее решение Стокгольмского арбитража, в котором “Нафтогаз” и “Газпром” спорили об условиях транзита российского газа, открыло новое “окно возможностей” для реформы украинского газового рынка. Несмотря на то, что суд отказался менять тариф на транспортировку, он признал преимущество национального законодательства Украины в регулировании условий газового транзита и внедрении реформы.

Это обстоятельство, задекларированное в итогах судебного спора между двумя монополистами, померкло на фоне эмоциональных дискуссий: сначала – о финансовых достижениях и потерях сторон конфликта, затем – о неожиданных перипетиях, вызванных отказом “Газпрома” возобновлять поставки газа в Украину. Но потом стало очевидно, что именно новые возможности давления на российскую компанию, которые “Нафтогаз” получил благодаря Стокгольмскому трибуналу, спровоцировали конфликт, последующий незамедлительно после обнародованного судебного решения 28 февраля.

В этот день предправления НАК Андрей Коболев также анонсировал новые переговоры с “Газпромом” об изменении условий транзитного контракта “с учетом арбитражного решения и требований европейского и украинского законодательства”. “Нафтогаз” ожидает, что после арбитражного решения реформа рынка газа в Украине ускорится”, – отметил он.

После этого “Газпром” заблокировал возможности для возобновления поставок газа в Украину, отказавшись подписывать дополнительное соглашение к основному контракту купли-продажи с НАК на обновленных условиях, учитывающих решение Стокгольмского арбитража.

Как это отразилось на Украине и почему?

На украинском рынке возник дефицит газа. Оказалось, что “Нафтогаз” не подготовился ни к устойчивым морозам в конце зимы, ни к возможным проблемам с “Газпромом” после Стокгольма. Европейские партнеры “Газпрома”, в отличие от команды Андрея Коболева, оказались более предусмотрительны, весь прошлый год наращивая закупки у “Газпрома”.

“Нафтогаз” регулярно сообщал об очередных рекордах гибридного сотрудничества с “Газпромом” по транзиту в страны ЕС, но почему-то не воспользовался примером европейских компаний и не создал необходимых запасов газа на случай непредвиденных обстоятельств.

Недостающий ресурс на украинском рынке был оперативно компенсирован дорогостоящими поставками из Польши (переплату НАК намерен заполучить от “Газпрома”, очевидно, через суд). А “Газпром” объявил о полном прекращении сотрудничества с Украиной и новом арбитражном споре с “Нафтогазом” в Стокгольме, чтобы преждевременно разорвать действующие контракты, срок действия которых истекает только в конце 2019 г.

Однако все перипетии последних дней не привели к остановке транзита российского газа через Украину, как случалось во время газового кризиса 2009 года. Это подтвердил вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович. В надежности транзита российского газа заверили в Украине и России. В заявлении Еврокомиссии также отмечается, что намерение “Газпрома” расторгнуть контракты с “Нафтогазом” не будет иметь “непосредственных последствий”, потому что судебная тяжба может занять “некоторое время”.

Большая вероятность, что к тому моменту как Стокгольмский арбитраж вынесет решение, сроки действия договоренностей “Нафтогаза” и “Газпрома”, которые зафиксированы в документах, истекут.

Европа – опять посредник?

Отказ от сотрудничества с Украиной и судебная история, которую затеял “Газпром”, больше похожи на блеф, спровоцированный тем, что Стокгольмский арбитраж признал преимущество украинского национального законодательства в определении условий газового транзита. Таким образом “Газпром” стремился вывести вопрос об урегулировании транзита российского газа через Украину на уровень трехсторонних переговоров с привлечением Еврокомиссии в качестве арбитра. Добиться этого ему успешно удалось. Чтобы помочь урегулировать проблемную ситуацию, Марош Шефчович подтвердил готовность ЕК выступить посредником в переговорах.

Еврокомиссия сможет повлиять не только на решение “Газпрома” прекратить сотрудничество с Украиной, но и на стремление “Нафтогаза” изменить условия транзита российского газа по украинской газотранспортной системе, что предусматривает заключение новых контрактов с “Газпромом” на тарифных условиях “вход-выход” вместо устаревшего действующего формата point-to-point, от которого постепенно отказываются на территории ЕС. Также “Нафтогаз” стремится к тому, чтобы европейские компании заключали с ним договора на транзит российского газа. Мотив для этого – стремление выполнять нормы украинского закона о газовом рынке, которые направлены на либерализацию и имплементацию европейских правил, задекларированных в положениях Третьего энергопакета (ТЭП).

А как решаются “газовые вопросы” в самом ЕС?

В странах Евросоюза реализация требований ТЭП проходит не гладко, а с препятствиями со стороны участников рынка. ЕК, несмотря на постоянные декларации о приоритете рынка, в последние годы для внедрения ТЭП предлагает все больше нерыночных решений: ограничения в поставках ресурсов из одного источника, возможность коллективных закупок и принципы солидарности в кризисных ситуациях, участие ЕК на всех этапах подготовки и подписания межправительственных соглашений, ревизия действующих соглашений. Отстаивая свои интересы, компании инициируют судебные разбирательства, чтобы ограничить административное давление со стороны Еврокомиссии, которая стремится одновременно и развивать конкуренцию, и диверсифицировать поставки на определенных условиях.

Сложный процесс имплементации требований ТЭП на национальных уровнях в странах ЕС, хотя формально завершен, в действительности остается открытым. А появление новых судебных разбирательств европейского бизнеса и ЕК остается весьма вероятными по мере выявления нарушений или неверного применения этих требований на практике, хотя в целом сопротивление нововведениям со стороны государств-членов ЕС европейским властям удалось преодолеть.

Но и сейчас одной из ключевых особенностей энергореформ является разнородность ЕС – если в северо-западной части союза газовый рынок уже в значительной степени либерализован, то в центральной, восточной и южной частях процесс идет с отставанием. А значит, параметры функционирования региональных рынков в ЕС отличаются, и будут такими оставаться еще не один год, на протяжении всего переходного периода, пока продолжается процесс решения беспрецедентной задачи по объединению 28 региональных рынков стран Евросоюза в единый конкурентный рынок.

Такой расклад с газовой реформой в Евросоюзе не может служить идеальным примером и аргументом для “Нафтогаза” в споре с “Газпромом”. Не добавляет бонусов и тот факт, что Украина имеет неоднозначную репутацию у западных партнеров из-за коррупции, снижения темпов реформ и политической нестабильности, а в странах ЕС существует мощное пророссийское лобби, распространившее свое влияние на политику и бизнес.

Почему “Нафтогаз” и “Газпром” никак не найдут общий язык?

С приближением президентских и парламентских выборов, запланированных в Украине на 2019 год, будет нарастать напряжение и во внутренней украинской политике. Оно станет отражением также масштабных трансформаций, связанных с противостоянием России и США, и в котором Украина занимает одно из важных мест.

Поэтому нынешний конфликт “Нафтогаза” и “Газпрома” – это не просто спор хозяйственных субъектов о доминировании и внедрении новых правил. Он является важной частью глобальных преобразований, результат которых определит экономические перспективы многих стран и тенденции их дальнейшего развития.

Кто может стать “новым третьим”?

Кроме условий транспортировки газа, в отношениях “Нафтогаза” и “Газпрома” остается также открытым вопрос об обязательной поставке в Украину 4-5 млрд. куб. м газа в 2018 и 2019 году, которые предусмотрены решением Стокгольмского арбитража. Российская корпорация, преследующая политические цели, вряд ли станет отказываться от своих заявлений о расторжении контрактов с Украиной, судебная тяжба рискует растянуться во времени. А выполнение обязательства по поставкам газа в Украину в процессе может приобрести неожиданный формат. По одной из версий, которая обсуждается среди участников газового бизнеса, весьма вероятно возникновение посредника на украинском рынке, который обеспечит закупку российского газа у “Газпрома”.

Поскольку в России экспорт газа – монополия “Газпрома”, то такая компания будет осуществлять закупку ресурса на украинско-российской границе, а в дальнейшем реализовывать его промышленным потребителям в Украине. И сколь бы невероятным казалось сейчас воссоздание посреднической схемы, изрядно скомпрометировавшей себя во время президента Виктора Ющенко, ни одна из сторон нынешнего украинско-российского газового противостояния не может гарантировать, что она не возродится в новом формате, если это будет диктовать политическая целесообразность, как это произошло в 2005 г. (Светлана Долинчук, Mind/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий