Украина: президент Ассоциации операторов распределительных электрических сетей Григоровский о RAB-тарифе

В профессиональном сообществе и информационном пространстве не утихают дискуссии относительно целесообразности введения RAB-регулирования в энергетике, основная цель которого – стимулировать модернизацию электросетей. Сторонники реформы аргументируют необходимость новаций изношенностью сетей. Противники пытаются найти прорехи то в методике, то в самом принципе стимулирующего тарифообразования.

После круглого стола, посвященного RAB-регулированию, который прошел 2 марта в комитете ВР по ТЭК, «Энергореформа» попросила более подробно прокомментировать эту тему президента Ассоциации операторов распределительных электрических сетей Украины Виталия Григоровского.

– Недавно в Фонде госимущества заявили, что без RAB-регулирования будет сложно найти инвесторов на пакеты тех 6 облэнерго, которые запланированы для приватизации в 2018 году. Согласны ли вы с мнением Фонда?

– Действительно, это так. Если брать сравнительный анализ ставок возврата, которые могут быть установлены при стимулирующем тарифообразовании, с доходностью по наименее рисковому инвестиционному инструменту – государственным облигациям, то RAB-доходность в разы, или даже в десятки раз превышает доходность по облигациям. И это при том, что по украинским ценным бумагам доходность самая высокая в Европе и составляет до 16%.

Возникает вопрос: если мы предложим даже на новый капитал ставку возврата 19% с барского плеча, хлынут ли инвестиции? Вероятно, инвестору будет проще купить пакет госбумаг и, палец о палец не ударяя, получать 16% дохода, чем вкладывать деньги в рисковую электроэнергетическую отрасль страны, которая ведет военные действия. Поэтому, все разговоры о том, что сюда зайдут серьезные международные инвесторы, чуть ли не с Mitsubishi во главе, как это анонсировалось в прошлом году, не более, чем фикция.

Однако, поскольку речь идет о продаже контрольных пакетов акций, то с RAB-тарифом инвестиционная привлекательность была бы явно выше.

– Влияет ли RAB-тариф на модернизацию?

– Это влияние очевидно. Мы же понимаем, что возраст самых новых объектов распределительной украинской инфраструктуры перевалил за 30 лет. Они вводились в эксплуатацию еще при советской власти, в середине-конце 80-х годов прошлого века, но все имеет предел и запас прочности.

На сегодняшний день износ распределительной инфраструктуры составляет около 70%, то есть можно сравнивать, например, с Румынией. Там степень износа была 75%. Когда же в 2004 году в Румынии был введен RAB в течение 6-7 лет они привлекли в отрасль объем инвестиций, достаточный для того, чтобы снизить степень износа с 75% до 48% – в 1,5 раза.

Учитывая, что в Украине более 90 процентов электроэнергии поступает потребителям через низковольтные распределительные сети, возникает банальный вопрос, зачем производить электроэнергию, если она физически не может быть поставлена потребителю?

– То есть, у нас задел чуть лучше и есть перспективы?

– Перспективы есть, но мы же видим, что происходит. Такое впечатление, что комитет Рады по топливно-энергетическому комплексу защищает интересы не энергетической отрасли, а права коммерческих потребителей.

Совершенно очевидно, что все владельцы бизнеса – не важно, промышленники или застройщики – хотят получать электроэнергию и услуги по ее поставке бесплатно. То есть, минимизировать свои расходы. Это банальная борьба за коммерческие интересы.

А поскольку в этой ситуации энергораспределительные компании находятся в меньшинстве, то мы и наблюдаем подобную ситуацию. Наваливаются со всех сторон: тем дайте бесплатно, тем снизьте, тем удешевите.

– Как в европейском подходе соотносятся ставки на новые-старые активы? Как это должно быть урегулировано в украинских реалиях, по вашему мнению?

– Мы же понимаем, что все затраты, которые будут осуществляться в части модернизации инфраструктуры, будут происходить в режиме реального времени. Мы просто можем столкнуться с тем, что владельцы компаний – хотя я их ни в коей мере не защищаю – откажутся инвестировать.

Предположим, что более-менее серьезный инвестор, скажем Mitsubishi, сейчас получит по переуступке какую-нибудь украинскую распределительную компанию со старыми активами. Так вот, я вам даю 100%, 1000%, что будет соответствующее политическое давление и никуда не денется ни регулятор, ни правительство, ни законодатель. Установит ту ставку, которую потребует Mitsubishi.

Я приводил пример по государственным бумагам Украины: 16% – это доходность в гривне. А, например, украинские государственные бумаги, номинированные в долларах США, в сентябре прошлого года размещали на внешних рынках под 7,5%. Значит, если мы возьмем пропорцию доходности по ОГЗ и по ставкам RAB-тарифа, инвестор потребует доходность в долларе на уровне, не ниже 15%. И я вас уверяю, что такое решение будет принято.

– Некоторые эксперты говорят, что старые активы настолько нуждаются в обновлении, что невозможно поставить слишком низкую ставку – будет рассыпаться старая система. Поэтому, единая ставка имеет право на существование. Каково ваше мнение?

– Я поддерживаю такой подход. Во всех странах ЕС, за исключением Германии, установлена единая ставка. Причем, эта ставка коррелирует и с доходностью по ценным бумагам, и с учетной ставкой центробанков, и с величиной ставок долгосрочного кредитования. Если в Украине это минимум 15%, то вот вам и ориентир. К тому же, мы не должны забывать, что, в соответствии с решением украинского регулятора, не менее 50% прибыли должно быть реинвестировано.

То есть, в любом случае, для того, чтобы был создан инвестиционный поток, инвесторы должны получить четкий сигнал, что их инвестиции не отберут, и что они получат соответствующий доход на свою инвестицию.

Я всегда привожу в пример приватизацию облэнерго в 2001 году. Были жаркие дебаты, какую ставку рентабельности устанавливать – 7% или 17%. Тогда участвовали не крупные инвесторы. При этом, мы ведь понимаем, что нельзя сравнивать Украину 2001 года и 2017 года.

В гораздо более спокойном государстве образца 2001 года средней руки инвесторы вынудили правительство и регулятора принять методику, в соответствии с которой рентабельность составила 17%. А сегодня мы говорим: “нет извините, должно быть по старой”. Это несерьезно.

Я считаю, что регулятор принял взвешенное решение, то есть 5% на старый капитал, 19% на новый. 5+19=24, поделили пополам и получилось 12%. Вместо того, чтобы рассуждать – достаточно этого или нет – вы введите и посмотрите, что будет происходить.

Не зря же RAB устанавливается поэтапно. Вы установите на 3 года и будет понятно, работает или не работает. Если регулятор увидит, что владельцы компаний злоупотребляют монопольным положением, не предпринимают усилий по улучшению технического состояния компаний, по улучшению качества обслуживания потребителей, не соблюдают требования систем качества – через три года перерешите. А говорить о том, что будут выводить активы или не будут инвестировать – это демагогия и политическое давление на регулятора.

– К чему может привести это давление?

– Если созданы предпосылки для того, чтобы прессовать регулятора, то ничего хорошего ожидать не приходится. Если те члены НКРЭКУ, которые будут избираться и назначаться, знают заведомо, что попадут под политический прессинг, то при чем здесь экономика?

Хочу напомнить, что в законе о рынке электроэнергии записано, что его цель – обеспечение постоянной и бесперебойной поставки электроэнергии потребителю. Но наши реформаторы слишком увлеклись самим процессом реформ, и вот они в эйфории рассуждают об этих реформах, как будут устраивать аукционы, как будут создавать систему независимых поставщиков электроэнергии. А то, что многие населенные пункты могут оказаться обесточенными, никого не волнует. Напомню, 90% производимой в стране электроэнергии поставляется потребителям через низковольтную распределительную сеть.

И потребители должны понимать, что либо электроэнергия будет, но недешевая, либо ее может не оказаться вообще. (Reform.energy/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий