Украина: “Прайм” – крупная логистическая компания с собственными 50 машинами и мощным логистическим центром

Собеседник enkorr, владелец компании “Прайм” Дмитрий Леушкин, практически всю свою карьеру так или иначе связан с топливом, но до последнего времени напрямую им не занимался. Сначала торговал сельхозпродукцией, а в 2006 г. приобрел первых три фуры и начал работать в автоперевозках.

На сегодня “Прайм” – крупная логистическая компания с собственными 50 машинами и мощным логистическим центром, который организовывает перевозке всего и повсюду с привлечением своего и стороннего транспорта. Во многом переломным для Леушкина и коллектива “Прайма” стал 2014 год, когда более 100 семей из луганского Стаханова были вынуждены эвакуироваться в Харьков. Но эта встряска лишь мобилизировала людей и в итоге позволила не только выстоять, но и получить мощнейший стимул к развитию. Одним из новых направлений стало топливо, компания решила обеспечивать себя и своих партнеров сама. Свои станции “Прайм” уже расположил на своих основных маршрутах, а в перспективе планирует быть во всех регионах.

Досье enkorr

Дмитрий Леушкин родился 25 сентября 1979 года в Луганской области. Закончил Харьковский экономический университет. Предпринимательскую деятельность начал в 19 лет в 1998 году. Компанию “Прайм” основал в Стаханове в мае 2006 года, купив три грузовика. На сегодня в компании работает 422 сотрудников, собственный парк машин насчитывает 50 единиц. С помощью собственного и привлеченного транспорта компания обслуживает ведущие предприятия Украины. С 2016 года компания начала поставки нефтепродуктов для собственных нужд и обслуживания своих партнеров.

После начала АТО в 2014 году весь штат компании переехал в Харьков. Во время переезда Дмитрий Леушкин получил ранение.

В 2016 году Дмитрий Леушкин стал победителем общенациональной программы “Человек года”.

enkorr: Дмитрий, как вы пришли к торговле нефтепродуктами?

Д. Леушкин: По мере развития логистического бизнеса я столкнулся с проблемой эффективной заправки нашего транспорта. Ведь как было: я перечислял водителям деньги на карточку, они их в банкомате снимали и покупали дизтопливо неизвестно где, включая канистры, бочки и просто бодяжников. И каждый день ремонт, то расход пляшет, то не долили. А когда у тебя 50 машин – это непрекращающаяся головная боль. Опять же, я плательщик НДС, как мне его возвращать?

На определенном этапе работали через опцию “Топливо” в “Приват 24”, по карточкам “Авиас”. Но мы уткнулись в проблему с возвратом НДС, нам просто отказались выписывать НДС-накладные. Сказали, можете подать в суд, а мы завтра подадим на смену юрлица и вы все равно ничего с нас не возьмете, а к тому же потеряете судебный сбор. В итоге мы их все-таки засудили, и эта компания вообще исчезла, просуществовав 1,5 года.

И тогда я снова понял, что свой бизнес надо обслуживать самому где это только возможно. Начали ставить АЗС в самых удобных местах по своей логистике. Ну а потом мысль попросту развили: раз уж мы предоставляем клиентам логистику, нанимаем машину, платим исполнителю деньги за грузоперевозку, то пускай он тратит наши деньги у нас! Все равно же они закупают топливо, так почему не покупать его у нас?

enkorr: Как работает ваша система?

Д. Леушкин: Печальный опыт с “Приват 24” все же имел и положительный эффект: их идея легла в основу нашего “Дизель-менеджера” со своим электронным кабинетом. Мы получаем деньги, превращаем их в литры, и клиент сам распределяет топливо по номерам машин.

Сначала мы ставили так называемые блок-пункты, но сегодня их осталось семь, остальные 28 объектов – это стационарные АЗС. Подобные блок-пункты мы ставим лишь там, где не удалось купить или взять в аренду АЗС, например, возле границы.

enkorr: На сколько они легальны?

Д. Леушкин: Мы провели полностью согласования с пожарной охраной, на каждую заправку план ликвидации аварийных ситуаций, согласование с экологической службой, регистрация точки реализации акцизного товара.

enkorr: А как насчет фискальной дисциплины?

Д. Леушкин: Мы все продаем по безналичному расчету с НДС под хранение, поэтому там нет кассового аппарата. Это и привлекает клиентов, ведь они уверены в получении возмещения НДС. Это очень важно, не надо собирать чеки, их потом пересылать, ссориться из-за этих накладных. Мы все это прошли и внедрили идеальную систему для транспортных компаний.

enkorr: В чем ваши преимущества перед сетями АЗС, которые тоже нормально обслуживают перевозчиков?

Д. Леушкин: Дальнобойщики – это моя большая семья, я знаю, что им нужно. Это понятные цены и удовлетворение некоторых специфических требований.

Посмотрите, каждая заправочная сеть имеет свою “фишку”. WOG, OKKO, Socar – это крутой, интересный маркетинг для владельцев легковых машин). А у меня все закручено под дальнобой. Мне легковушки не нужны, да они и не на все наши станции смогут заехать – там все фурами заставлено.

Вчера я ехал в Киев, остановился на нашей заправке, съел тарелку борща, тарелку пельменей. За все заплатил 50 грн. Это то, что нужно этим людям. И отзыв есть – я ждал в очереди, пока освободится столик. Из этой же серии бесплатный паркинг, бесплатные розетки на случай выхода из строя тепловентиляторов в зимнее время и т.д.

enkorr: Как вы строите ценообразование на топливо?

Д. Леушкин: Я привык общаться со своим клиентом честно. Я жестко привязался к своим терм-контрактам с “Анвитрейдом” и “Укргаздобычей” и ставлю наценку 2 грн. на литре при любых условиях. Поскольку оптовые цены, по которым я покупаю, в свою очередь очень чувствительны к мировому рынку, фактически мы привязаны к уровню международных цен. Мы людям это объясняем и это находит отклик. Не нужно считать водителей и автовладельцев глупыми и недалекими, поверьте, они все равно видят, что цены на большинстве АЗС растут в четком соответствии с внешними котировками, а вот падение уже отыгрывают не всегда. Люди это понимают или просто чувствуют. Я же любому клиенту готов показать, что моя маржа как была 2 грн., так и осталась. Я считаю, что этого достаточно для нормального функционирования этого направления нашего бизнеса.

enkorr: Мы видим, что на рынке остается 7-8% фальсификата бензина и минимальные, в пределах погрешности объемы нелегального дизтоплива. Но это если работать с сухими цифрами. А что говорят ваши наблюдения, как обстоят дела с качеством дизтоплива топлива?

Д. Леушкин: По опыту минувшей зимы могу сказать, что не замерз только продукт “Трейд Коммодити”. Минус 35 выдерживает и даже не мутнеет… А бодяги на рынке очень много, особенно в Харьковской и Полтавской областях. Здесь этот эпицентр исторически. Как правило, перегоняют ворованный конденсат. Мы это хорошо знаем, потому что мы же этот конденсат нередко им возим. Вот в Харькове сейчас несколько заводов закрыли, но в Полтаве заводы нормально работают, аж до Новограда добивают! Опять же мы его туда по заказу грузовладельцев и возим. Нам в принципе все равно, что возить (смеется).

enkorr: Давайте немного поговорим о самочувствии транспортной отрасли как таковой, от этого во многом будет зависеть динамика потребления топлива, которая в последние годы начала восстанавливаться.

Д. Леушкин: У перевозчиков все печально. Отрасль рассыпается, разваливается по частям. Модернизация автопарка не происходит, металл изнашивается, машины превращаются в хлам. Обновляться дорого, а рентабельности нет из-за переизбытка транспорта. Представьте, до 2014 года был Донбасс, Крым, Россия ехала, Казахстан, Азербайджан, мы все возили. Сейчас эти направления закрылись, а ведь транспорта меньше не стало, он не испарился. А где перевозки? Киев-Харьков, Киев-Львов, вот и все. Машин много, их так много, что рынок сам себя съедает.

enkorr: А какие ожидания, оживление в экономике все же есть…

Д. Леушкин: Я уверен, что по грузоперевозкам никаких улучшений до 2020 года не случится. Смотрите, 1% роста ВВП – это 2% примерно роста грузоперевозок. Даже если в этом году будет 3%-ный рост ВВП, у нас впереди 30% лишнего транспортного парка. До 2020 года рынок будет закрывается тем, что у нас сегодня лишнее. За счет чего сейчас выживают транспортники? Кто-то открывает СТО, кто-то шиномонтаж и т.д.

Популярен и другой путь: в Польше открывают фирму, покупают транспорт, благо, государство дает отличные условия по кредитам, лизингу и так далее. На 30 тыс. евро можно купить три машины (в лизинг) а не одну, как у нас, и по качеству они будут лучше. Садишь на них тех же украинцев за небольшие деньги и начинаешь катать Европа-Украина, Европа-Украина. Так что по моему глубокому убеждению, украинский перевозчик за счет роста оборота с Европой ничего не получит, это заберут наши украинцы, но польскими руками.

enkorr: Как сейчас обстоят дела с контролем вывозимого топлива в баках при выезде в Европу?

Д. Леушкин: Например, та же польская машина заправляет в Украине 600 л дизтоплива и этого хватает до Берлина и обратно. По Польше сделают 2-3 рейса и снова заезжают в Украину заправляться. Таким нехитрым способом они снесли европейцам все фрахты в радиусе 800 км от украинской границы. Полякам это не понравилось, и они вводят закон об ограничении ввоза топлива в баке на уровне 200 л. А если одна страна вводит, то вскоре надо ждать и по другим направлениям. На 200 л сильно не разгуляешься.

enkorr: Возвращаясь к “топливной” тематике, куда вы движетесь?

Д. Леушкин: На сегодня это 32 АЗС, из которых 25 стационарные АЗС: семь в собственности и 18 в аренде. До конца года мы поставим точку в каждой области. Мы не будем заходить в города, мы работаем с дальнобойщиками, а значит это трасса. До конца года видим в своей сети 41 АЗС под нашим брендом.

enkorr: А вы ищете взаимодействия с топливными сетями?

Д. Леушкин: Скорее нас ищут. Как мы открываем новые станции? Все начинается с логистов, их у нас 175 из 422 сотрудников “Прайма”. И вот мы спрашиваем, где мы возим и где у нас “голый” регион? Мариупольский порт начал работать после блокады, идем туда и уже открыли АЗС в Бердянске. Учитывая, что топливный бак фуры вмещает 600-800 л, в идеале через каждые 150 км должна быть наша заправка. В таком же идеале мы хотим заправлять все фуры Украины! (Игорь Мягченков, Enkorr.com.ua/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий