Украина: НАК “Нафтогаз Украины” торопится “решить вопрос” буферного газа из подземных хранилищ

Менеджеры группы “Нафтогаз”, похоже, торопятся до введения суточного балансирования и анбандлинга “решить вопрос” буферного газа из подземных хранилищ.

Сейчас завершается списание 0,5 млрд. куб. м, и это самая крупная партия за всю историю украинской ГТС.

В группе “Нафтогаз” публично не объявляют о старте торговли буферным газом. Это закрытая информация – все данные о таких операциях засекречены. Последние данные относятся к концу 2017 г., когда 5 декабря коммерческий директор группы “Нафтогаз” Юрий Витренко сказал, что в ПХГ около 5 млрд. куб. м буферного газа, и признался, что ведется подготовка к его продаже.

Чуть позже “Укртрансгаз”, оператор хранилищ, официально заявил, что какие бы ни было сведения об объемах буферного газа впредь следует считать коммерческой тайной. Хотя до этого такие данные были в открытом доступе.

Буферный газ – это обязательный балласт, “подушка” в хранилище, на которую опускают объемы товарного газа, предназначенного для хранения. Он обеспечивает рабочее давление, необходимое для подъема товарного газа из ПХГ. Поэтому при регулярном использовании хранилищ гарантированный объем буферного газа остается там постоянно, даже после сезонного отбора.

Скачок давления

Из оперативных данных НАК “Нафтогаз Украины” стало известно, что по результатам шести месяцев 2018 г. вдруг резко вырос объем операций по подъему газа из хранилищ – едва ли не вдвое по сравнению с прошлым годом. Кроме значительного увеличения отбора газа, этой весной в хранилища пошли и встречные поставки – газ начали опускать на хранение, притом что именно в период с марта по май 2018 г. цены на импортный газ пошли в гору. Этого не было год назад, хотя в апреле 2017 г. в Европе газ существенно подешевел.

На фоне вспышки такой активности вокруг ПХГ почти невозможно проследить, коснулись ли операции подъема газа той самой неприкосновенной “подушки”. И все бы было тихо и спокойно (во всяком случае, еще какое-то время), но у руководства “Укртрансгаза” не выдержали нервы и там взялись за подготовку документов, которые должны показать их непричастность к операциям по выводу буферного газа.

Все дело в том, что “Нафтогаз” не торопится оплачивать услуги по подъему того самого буферного газа, которые пришлись на январь-апрель 2018 г. Тем более что “Укртрансгаз” вписал в счет еще и услуги по его хранению – для того, чтобы при проверке не возникло вопросов, как это из ПХГ ушел газ, который там не хранился. В итоге за четыре месяца 2018 г. набежал 381 млн. грн., а за хранение в предыдущие периоды – 2,496 млрд. грн. С учетом тарифов на хранение и подъем газа речь идет об объеме около 0,5 млрд. куб. м. В “Укртрансгазе” пришлось записать эту сумму на “неопределенного собственника”.

Почему у “Укртрансгаза” немного сдали нервы? Все дело в том, что такого рода дебиторская задолженность ведет к убыткам в финотчетности “Укртрансгаза”, а это уже персональная ответственность и.о. президента этой компании Андрея Хоменко. Последний решил подстраховаться и подготовить пути отхода на случай появления людей “в погонах”. Так появилось служебное письмо, в котором Андрей Хоменко, член правления Сергей Алексеенко и главный бухгалтер Владислав Чернявский зафиксировали “открытие” – наличие той самой задолженности в 2,496 млрд. грн. за хранение и подъем газа для “неопределенного собственника”. И дано поручение – идентифицировать должника.

В этой связи знаковым является последнее интервью Андрея Коболева в “Украинской правде”, в котором глава группы “Нафтогаз” представлен как стратегический менеджер, которому некогда вникать в текущие дела холдинга, и потому в случае неприятностей он может в нужный момент отстраниться от сомнительных операций. Так ситуация была задокументирована, так сказать, на будущее.

Следы кубометров

Найти, сколько и куда было использовано буферного газа, несложно при наличии системы суточного балансирования ГТС, которую в “Укртрансгазе” должны были запустить с 1 августа 2018 г. Но руководство “Нафтогаза” сделало все возможное, чтобы эта система так и не заработала, поэтому в рамках ежемесячного балансирования у оператора ГТС сохраняются возможности для корректировок и маневров, которые позволяют маскировать движения достаточно внушительных объемов газа.

Однако в оперативной отчетности диспетчерской НАК “Нафтогаз України”, которая формируется ежедневно на основе данных приборов учета газа, которые установлены на ГРС, по состоянию на 1 июля 2018 г. был зафиксирован аномальный рост потребления газа в промышленности. Если верить данным оперативного учета, заводам и фабрикам вдруг потребовалось почти на 20% больше газа, чем за аналогичный период прошлого года. На что реально ушел дорогой энергоресурс – не ясно. Потому что результат – прирост объемов производства – статистикой не зафиксирован.

Индекс промышленного производства за январь-июнь 2018 г. увеличился на 2,5% – это результат подсчетов Госстата. Таким образом, если верить цифрам НАК, отечественная промышленность работает, как дырявый самовар: прирост объемов производства в восемь раз отстает от роста потребления газа.

Где же дыра? Из той же отчетности следует, что более всего – почти на треть, или на 0,5 млрд. куб. м – вдруг увеличила потребление газа металлургия. И это притом что цены на этот энергоноситель существенно повысились, а рост производства по ГМК в первом полугодии всего 2,2%.

Похоже, это и есть след того самого буферного газа, который пытаются замести менеджеры группы “Нафтогаз”. И, скорее всего, при публикации официальных (а не оперативных) данных потребления газа в стране по результатам первого полугодия 2018 г. этот след исчезнет. Это магия ежемесячной балансировки – когда оперативные данные газового баланса задним числом, в ручном режиме корректируются руководством “Нафтогаза”. Результаты такой балансировки могут стать шокирующим сюрпризом для участников газового рынка, и тогда возникают сложности с обналичиваем списанного из хранилищ газа. Поэтому это настоящее искусство – монетизировать буферный газ “при полном непротивлении сторон”, то есть по заветам монтера Мечникова из “Двенадцати стульев”.

Для НАК самый простой вариант монетизации газа – используя холдинговую иерархию, продать его “Укртрансгазу”, то есть своей “дочке”. Как раз в апреле 2018 г., когда набрала обороты история с подъемом газа из ПХГ, “Нафтогаз” выиграл три лота общим объемом в 0,618 млн. куб. м на поставку газа для технологических нужд “Укртрансгаза”. Именно по результатам этих тендеров и появилось то самое служебное письмо с “неопределенным собственником”.

Скорее всего, для того чтобы замаскировать перемещения буферного газа, в оперативной отчетности его временно “пристроили” на металлургов.

В дальнейшем при легализации этих объемов еще раз может помочь холдинговая структура НАК. Пока “Укргаздобыча” испытывает сложности с увеличением добычи газа, несмотря на рекордные инвестиции. И тут как нельзя кстати придутся те самые 0,5 млрд. грн. из подземелий.

Хотя почему только 0,5 млрд. грн.? Если схема отлажена, объем можно и нарастить – благо закрытость информации и корпоративные связи внутри группы “Нафтогаз” этому способствуют. Во всяком случае, 10 августа стало известно, что НАК “Нафтогаз України” снова выиграла тендер на поставку газа для “Укртрансгаза” – на этот раз на 1,5 млрд. куб. м, за которые будет заплачено 12,6 млрд. грн. (Михаил Загария, Деловая столица/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий