Казахстан: промышленных майнеров из Германии привлекли дешевая электроэнергия, развитая инфраструктура и отсутствие запретов на деятельность

Немецкая компания Genesis Mining, крупнейший мировой оператор клауд-майнинга и вычислений, пришел в Казахстан, разместившись на площадке павлодарского ЦОДа Казахтелекома. Genesis Mining является агрегатором трафика своих многочисленных клиентов (как частных лиц, так и компаний), для которых арендует центры обработки данных по всему миру.

Есть у них и собственная ферма Enigma, которая считается одной из крупнейших в мире. Основатель компании и исполнительный директор Genesis Mining Марко Стренг построил Enigma в Исландии, запитав эту ферму геотермической энергией. Сегодня свои вычислительные мощности Genesis Mining усилены ЦОДом в Павлодаре.

Новые потребители – это 90% человечества

Для майнинга и в целом для облачных вычислений критично важны стоимость электроэнергии, автоматизация обслуживания ферм, центров обработки данных (ЦОД) и производительность инфраструктуры. Ведь, грубо говоря, майнинговая ферма, ЦОД – это объединенная в одну систему сверхпроизводительная сеть из сотен, а иногда и тыс. специальных мощных компьютеров. Объединяя мощности многих компьютеров, можно решать сложные задачи из самых различных областей, не только для добычи криптовалюты: обработка видео, строительные расчеты и многое-многое другое. Другими словами, любой персональный компьютер может стать суперсовременным центром, так как задачи загружаются на него, а все вычисления производятся в “облаке” или на собственных мощностях Genesis Mining.

Эксперты уверены, что вслед за Genesis Mining в страну придут другие глобальные игроки рынка облачных вычислений, ведь Казахстан основательно занялся трансформацией своей цифровой инфраструктуры – как внутренней, так и внешней. Серьезному пересмотру подвергается официальная позиция властей по отношению к регулированию новой индустрии цифровых вычислений, майнинга и блокчейна.

В конце августа нынешнего года президент Казахстана дал поручение правительству и Нацбанку РК. Во-первых, “ускорить законодательное закрепление конкретных определений основных понятий в сфере цифровизации (таких как майнинг, цифровой актив, децентрализованная распределенная информационная система, услуги вычисления и обработки данных, ICO, токен, криптовалюта и т.д.), четких механизмов контроля их производства и обращения, вопросов налогообложения, стимулирования инвесторов и др.”. Во-вторых, президент поручил Национальному банку “при осуществлении мероприятий, направленных на регулирование рынка криптовалют, использовать более сбалансированный подход, направленный, в том числе, на развитие сферы цифрового майнинга, с учетом задач по повышению инвестиционной и инновационной привлекательности Казахстана”. До этого в Казахстане обсуждался вариант запрещения майнинга криптовалют. Впрочем, эта позиция встретила негативную оценку рынка, экспертов и профучастников.

Сегодня можно уже не упоминать, что данные – это “новая нефть”, кто первый встал, того и рынок. Согласно Cybersecurity Ventures, к 2022 году количество активных потребителей цифрового контента в интернете составит 6 млрд. человек, а к 2030 их количество увеличится до 7,5 млрд. человек. То есть речь идет о новом рынке, потребителями которого становится 90% населения мира.

Майкрософт тоже приводит умопомрачительные цифры по динамике развития новой индустрии: объем цифровых данных к 2020 году возрастет в 50 раз по сравнению с 2016. Большой объем трафика в мировой сети будут создавать (и уже создают) беспроводные умные устройства, которых к 2020 году ожидается в районе 200 млрд. штук. Сегодня ежедневно в мире создается 2,5 млн. терабайт информации.

Новые технологии помогают быстрее, качественнее обрабатывать всю эту информацию, превращая данные в готовый к употреблению продукт – цифровой код. Например, исследование Accenture рассказывает о внедрении в 8 коммерческих банках в пилотном режиме технологии блокчейн, которая позволила добиться снижения затрат почти на 30% за счет лучшего риск-менеджмента и управления активами. По прогнозам ВЭФ, в 2027 году 10% мирового ВВП будет производиться с использованием технологии блокчейн.

В распоряжении Forbes.kz есть аналитическая записка помощника президента РК Алихана Смаилова, в которой он рассказывает, что потенциал роста отрасли обработки данных в РК оценивается свыше $400 млн.инвестиций в 2018-2020 годах:

“Специалисты считают, что привлекательность Казахстана в качестве “цифровой Швейцарии”, помимо удобного географического расположения, состоит в рекордно низких по сравнению с другими странами тарифах на электричество, которое составляет до 50% в себестоимости майнинга. Этот фактор позволяет, опираясь на достигнутый в РК профицит энергомощностей, массово реализовывать проекты по строительству центров обработки данных (ЦОДы), ведь спрос на их услуги растет в геометрической прогрессии.

Так, подготавливаемый АО “Казахтелеком” в партнерстве с компанией Genesis Mining проект “Blockchain Dala” имеет возможность привлечения инвестиций в объеме 2 млрд. тенге с последующим листингом на биржах на сумму более 20 млрд. тенге”, – пишет эксперт.

Хеджирование рисков

Сокращение сырьевой доли в ВВП и ее замена на продукт с высокой добавочной стоимостью – это мечта и цель для многих государств, в том числе Казахстана. Традиционные отрасли страны приносят все больше проблем и требуют новых подходов в регулировании. Тот же финансовый рынок стал для Казахстана какой-то одной нерешаемой проблемой, окончательно подорвав доверие к себе со стороны общества, с каждым годом требуя все больше государственной помощи – триллионы тенге. Это какая-то уже неподъемная ноша, которая может надорвать всю экономику страны. В социальных сетях некоторые пользователи сравнивают расходы на преодоление нескончаемого банковского кризиса в Казахстане с тратами государства в военное время.

На этом фоне некоторые квазигосударственные компании показывают эффективность, которая и не снилась большинству отечественных коммерческих банков. Им есть чему поучиться, например, у телекома в плане отношения к рискам, системного развития и финансовой устойчивости. Если случаются какие-то провалы, они носят локальный характер, и рынок их автоматически нивелирует. Коммерческие компании и квазигосударственные борются не за выживание, а за долю на здоровом рынке. Казахстанские топ-менеджеры телекоммуникационных компаний, экспаты, завершив карьеру в казахстанской компании, тут же переходят на работу в другие страны. На телеком-рынок постоянно приходят свежие силы и свежие головы, поэтому он здоров. И, в конце концов, тот же Казахтелеком не брал от государства никакой помощи, тем более экстренной.

Телекоммуникационная отрасль, как и нефтяная, приносит Казахстану валютную выручку, экспортируя высокотехнологичный продукт. Более того, телеком Казахстана серьезно влияет уже на иностранные рынки. К примеру, Казахтелеком запустил PEARL (Persia Europe Alternative Rapid Link) – новый международный телекоммуникационный маршрут для передачи данных, связывающий Европу, Россию, Казахстан, Туркмению и Иран. Скоро этот список стран пополнится странами Персидского залива и Индией.

Внутренний рынок как опора

Выстроив новый цифровой “Шелковый путь”, Казахтелеком готовит Казахстан к подключению к этому маршруту как важнейший высокотехнологичный хаб. Правда, чтобы интегрироваться в сеть на правах хозяина, недостаточно построить магистраль за своими границами: необходимо, чтобы на внутреннем рынке был порядок и инфраструктура могла принять на себя стремительно растущую нагрузку извне. Компания уже продает услуги западным гигантам, таким как Facebook, Google, Alibaba, хранящим “зеркала” своих сервисов в павлодарском ЦОДе. Попутно Казахтелеком формирует внутренний телекоммуникационный рынок, и в этом свете сделка по покупке Казахтелекомом оператора Kcell выглядит как позитивное событие. Потому что Казахтелеком своим ресурсом сможет решить системные проблемы оператора в менеджменте и финансах. Попутно решаются такие вопросы, как сетевая синергия между операторами, низкий ARPU, невозможность запуска 5G множеством операторов в силу высоких затрат и прочие типичные проблемы телекома.

Эксперты уверены, что предстоящая сделка консолидирует казахстанский телеком-рынок. Об этом говорит, например, аналитик по долевым инструментам Halyk Finance Андрей Кожокару:

– Казахтелеком имеет лидирующие позиции в сегментах широкополосного доступа в интернет и фиксированной телефонии, а также обширную телекоммуникационную инфраструктуру, которая позволяет компании генерировать стабильные денежные потоки, что с учетом наблюдаемой экономии на инвестициях и оптимизации операционных затрат обеспечивает устойчивые кредитные метрики. Последнее позволяет оператору привлечь фондирование для проведения сделок по приобретению Kcell и выкупу доли Tele2 AB в Теле2-Алтел. При этом стоимость финансирования и фактическая реализация предполагаемой синергии после приобретения сыграют ключевую роль в установлении итоговой стоимости компаний. Несмотря на потенциальную консолидацию основной части мобильного сегмента РК и возможность значительного сокращения операционных/капитальных расходов компаний, мы видим ряд существенных неопределенных факторов в будущих сделках.

Андрея Кожокару поддержали независимые эксперты, назвавшие плюсы консолидации телеком-рынка РК. Экс-советник Нацбанка, экономист Олжас Худайбергенов перечисляет на своей странице в Facebook:

“Казахтелеком является акционером Алтел и совместного предприятия Теле АВ. Скорее всего, в ближайшие 3-6 месяцев будет завершена сделка по Кселл, а потом по приобретению 100%-го пакета Теле2-Казахстан. (…) Мы увидим мощную конкуренцию между Билайн и Кселл/Теле2/Алтел. Последние трое, объединившись, смогут реализовать проект по внедрению 5G, и для них, учитывая интеграцию с Казахтелекомом, это будет куда дешевле и легче, чем для Билайна; явно усилит позиции Казахтелекома по всему периметру имеющихся услуг (кабельный интернет, телевидение, связь и т.д.); обеспечит широкий доступ к потребителю, что позволит выйти на рынок банковских услуг (оплата, переводы, кредитование), причем кредитование можно сконцентрировать на розничном секторе и МСБ, которые являются самыми маржинальными, помимо высокого процентного дохода, обеспечивая непроцентные доходы, что заставит банки активнее трансформировать свою бизнес-модель, если захотят выжить; создаст возможности для big data аналитики – Казахтелеком является еще оператором фискальных данных, что вкупе с данными, формирующимся по другим услугам, создает широкое поле возможностей для коммерческой аналитики.

Действия Казахтелекома, несомненно, вызовут обострение конкуренции и трансформацию во всех секторах, где он будет представлен. Интересно, что тренд задает именно госкомпания, а не частная. Ожидающееся IPO сократит долю государства в компании до 40% и менее. Это, конечно, вызовет оптимизацию затрат компании. Если выкупленные три сотовых оператора объединятся, то там тоже будет хорошая экономия. Если все пойдет по данному сценарию, то следующий этап экспансии должен быть в сопредельные государства”. (Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий