Мир: как долго уголь из России будет нужен Германии и Китаю?

Есть ли будущее у угля? В России уверены, что есть. Поэтому в Москве только что поставили задачу к 2025 г. удвоить угольный экспорт в страны Азии. Для этого вложат огромные средства в расширение железнодорожной инфраструктуры БАМа-Транссиба, увеличат мощности морских портов на Дальнем Востоке и даже собирались строить мост на Сахалин.

Что ждет российских шахтеров в обозримом будущем

В мире, наоборот, все чаще говорят, что у угля будущего нет. Американский штат Калифорния к 2045 году полностью перейдет в электроэнергетике на возобновляемые источники, богатая шахтерскими традициями Великобритания к 2025 году закроет все работающие на угле электростанции, в ФРГ специальная комиссия изучает вопрос о полном прекращении использования этого крайне неэкологичного энергоносителя к 2030 году. А ведь в данный момент Германия – крупнейший покупатель российского угля в Европе.

Так что же ждет в ближайшие полтора-два десятилетия шахтеров и жителей Кузбасса и других угольных регионов России? Бум, стабильность, упадок? Международная группа ученых, в том числе эксперты Немецкого института экономических исследований (DIW) в Берлине, в опубликованном в начале сентября совместном исследовании проанализировала перспективы угля в шести странах. Точнее говоря: перспективы отказа от угля. Рассматривались Германия, Польша, Южная Африка, Австралия, Индия и Китай. Все они представляют большой интерес для российских угольщиков как крупные потребители или конкуренты.

Основные выводы исследования в чем-то совпадают, но в целом существенно расходятся с точкой зрения российского руководства. А она такова: “Текущая конъюнктура дает возможность расширить присутствие России на мировом угольном рынке, укрепить свои позиции и нарастить нашу долю”. Об этом президент РФ Владимир Путин заявил 27 августа в Кемерово на заседании комиссии по вопросам развития топливно-энергетического комплекса, напомнив, что Россия уверенно занимает третье место среди крупнейших в мире экспортеров угля.

Гигантское железнодорожное строительство ради экспорта угля

На том же совещании министр энергетики РФ Александр Новак уточнил, что в этом году “экспорт угля из России, по нашим оценкам, ожидается выше 200 млн. т: порядка 100 млн. т в западном направлении и около 100 млн. т в восточном направлении”.

Что же касается обозримого будущего отрасли, то “в западном направлении наши перспективы представляются пока что крайне ограниченными из-за планов стран ЕС по сокращению потребления угля, а также в связи с прогнозируемой конкуренцией со стороны поставщиков из Колумбии и США”.

В то же время большие перспективы открываются на востоке. “Согласно оценкам экспертов, устойчивый рост спроса на уголь, прежде всего на рынке Азиатско-Тихоокеанского региона” (АТР), продолжится до 2025-2030 годов, а потому, подчеркнул глава Минэнерго, есть “возможность удвоения экспортных поставок к 2025 году” в восточном направлении.

Собственно, вопрос уже решен. На том же совещании Александр Новак рассказал, что российская государственная железнодорожная компания РЖД вложит в Сибири и на Дальнем Востоке 700 млрд. руб. в развитие инфраструктуры с тем, чтобы увеличить провозную способность в восточном направлении “дополнительно до 210 млн. т, в том числе по поставкам угля – до 195 млн. т к 2025 году”.

Короче говоря, в Москве считают, что в Европе роста спроса на уголь ждать не стоит, зато он будет в Азии, а потому гигантские средства направляются на одно только железнодорожное строительство в расчете на то, что старые и новые мощности вместе взятые на 93 процента будут использоваться для перевозки угля в дальневосточные порты и оттуда в страны АТР.

После 2020 года Китай будет сокращать потребление угля

Крупнейший импортер угля в этом регионе, да и во всем мире – Китай. Это одна из тех стран, которые анализируются в совместном исследовании австралийских, индийских, китайских, немецких, польских и южноафриканских ученых. От КНР в проекте участвовали специалисты пекинского Университета Цинхуа, считающегося ведущим техническим и естественнонаучным вузом страны.

Задача исследования состояла в том, чтобы выяснить, в какой мере рассматриваемые страны в ходе выполнения Парижского соглашения по климату продвинулись по пути сокращения или даже свертывания потребления угля с целью снизить выбросы в атмосферу углекислого газа (СО2).

Так, Индия, очень крупный потребитель угля в Азии, на этот путь фактически еще не вступила, рассказала в интервью DW один из соавторов исследования, профессор берлинского института DIW Франциска Хольц. Наоборот, отметила она, правительство этой страны поставило задачу увеличить добычу, но индийская государственная угольная компания работает очень неэффективно, а потому Индии и дальше придется много угля импортировать.

“А вот в Китае из-за очень острой проблемы загрязнения воздуха экологическое сознание уже более развито”, – подчеркнула профессор Хольц. По ее словам, эксперты пока не могут сказать, прошел ли Китай пик потребления угля еще в 2015 году или же имел место двойной пик в 2015-м и 2017-м годах, однако самое позднее после 2020-2022 годов использование этого энергоносителя в КНР начнет сокращаться.

Российский уголь может оказаться слишком дорогим

В этом сомнений нет, вопрос лишь в том, как быстро пойдет этот процесс, указала собеседница DW. Скорее всего, не очень быстро, но есть, к примеру, сценарий, согласно которому к 2050 году потребление угля в Китае сократиться наполовину.

В любом случае Китай еще несколько десятилетий будет импортировать уголь, в том числе потому, что развитым прибрежным регионам на востоке страны выгоднее завозить его по морю, чем доставлять за тысячи километров из китайской глубинки.

В Индонезии на острове Калимантан уголь добывают в непосредственной близости от побережья

“Но я вовсе не уверена, что самый экономичный вариант для китайских импортеров – это закупки именно российского угля. Ведь его сначала придется везти по железной дороге, потом по морю, в результате он окажется дороже, чем, скажем, весьма дешевый из-за низкой себестоимости индонезийский уголь”, – пояснила Франциска Хольц.

Причем более высокие качественные характеристики российского угля (на них Александр Новак особо упирал на совещании в Кемерово) далеко не всегда будут плюсом, добавила эксперт. Дело в том, что многие угольные электростанции на востоке Китая уже приспособлены к использованию менее качественного угля из Индонезии. “Так что российским экспортерам будет нелегко увеличить в Китае свою долю рынка”, – считает профессор Хольц.

Владимир Путин засомневался в перспективах угольной отрасли

Правда, в Азии имеются и другие крупные импортеры угля – Япония и Южная Корея, которые, по словам эксперта DIW, пока чрезвычайно сильно сфокусированы на ископаемых энергоносителях. Однако эти страны в исследовании не рассматривались, а потому собеседница DW не стала на них останавливаться. Впрочем, за рынки этих стран России придется конкурировать со многими поставщиками – с той же Индонезией, или, к примеру, с США, Австралией, Колумбией.

Что же касается традиционного для российских угольщиков европейского экспортного направления, где железнодорожная и портовая инфраструктуры давно имеются, то в ЕС при принятии соответствующих политических решений уже в ближайшее десятилетие может произойти резкое сокращение потребления угля и, соответственно, его импорта.

Так, в Германии, которая к концу 2018 года окончательно прекратит собственную добычу каменного угля, “имеется реальная возможность без ущерба для энергетической безопасности страны относительно быстро, приблизительно к 2030 году, закрыть все угольные электростанции”, заверила профессор Франциска Хольц, сославшись на расчеты и сценарии своего института. Они показывают: возобновляемые источники и, частично, газовые электростанции способны в сжатые сроки полностью заменить и атомные электростанции, и угольную генерацию электроэнергии.

Это – неплохая перспектива для “Газпрома”, но очень тревожная для российских угольщиков. Ведь получается, что впредь их экспорт в Германию и на другие рынки Европы, да и в Китай тоже, будет зависеть главным образом от того, насколько решительно власти этих стран захотят бороться против глобального потепления и за чистый воздух. И от успехов возобновляемой энергетики.

Кстати, через полмесяца после совещания в Кемерово сомнения в перспективах угля пришли, похоже, и Владимиру Путину. На Восточном экономическом форуме во Владивостоке стало ясно, что строить мост в Сахалин, чтобы из портов этого острова экспортировать уголь, не будут, а сам президент, затронув тему инвестиций в инфраструктуру и грузопотоков на востоке России, заговорил 12 сентября (цитаты по “Интерфаксу”) о том, что “это не может быть только один уголь”. А если угольная отрасль, задался вопросом глава государства, “немного просядет в мире?”. (Deutsche Welle/Энергетика Украины и мира)


Ваша реклама под каждым постом этого сайта. ПОДРОБНЕЕ


Оставьте комментарий